Сотрудница полиции на метрополитене рассказала Metro, как прямо на станции приняла у пассажирки роды и почему ещё 40 минут не могла выпустить ребёнка из рук.

Новая жизнь взяла своё начало в вестибюле станции метро "Электрозаводская". Старший сержант Алеся Полякова и прапорщик Алексей Орлов как раз заступили на смену.

– Всё шло как обычно, – рассказывает Алеся. – Проверяли людей, занимались службой. В 7 часов вечера стояли возле валидаторов, когда женщина, которая раздаёт газету "Вечерняя Москва", сказала нам, что пассажирке плохо. Она поднялась на эскалаторе, сошла с него и сразу присела на корточки. Мы подошли, спросили, в чём дело. Она ничего не ответила, и мы увидели, что у неё уже отошли воды и видно головку малыша. Ребёночек всё сделал сам: только мы увидели головку, он – хоп! – можно сказать, выпрыгнул на этот свет. Родился здоровый, мальчик, сразу закричал! У меня в руках не было ничего, женщина, раздававшая газеты, дала несколько штук, мы быстро завернули его. В аптечке в комнате полиции я взяла теплоудерживающую фольгу, или, как её называют, "космическое одеяло".

Газеты, космическое одеяло – ну точно будущая  акула пера или покоритель звёздных высот! В таком виде ребёнок и встретил врачей. Правда, не сразу.

– Мой напарник пытался вызвать скорую, но 112 всё не срабатывало, сбивалось: "подождите", "нажмите ту цифру", "нажмите эту цифру", "ковид / не ковид". В итоге вызвать получилось только через ГУВД – 02. Когда скорая приехала, прошло уже 40 минут с момента рождения.

Всё это время Алеся провела, склонившись над молодой мамой с ребёнком на руках.

– Детское место (плацента. – Прим. ред.) у женщины не вышло, пуповина была короткая, сама она его взять не могла – лежала на боку, и ей было больно, так что я его так и держала: взять выше невозможно, разрезать пуповину – опасно, страшно и нечем. Когда сидеть на корточках уже больше не могла, напарник нашёл и принёс мне стул.

Роженица была в шоке, но оставалась в сознании и разговаривала:

– Больше, правда, с распространительницей газет, на родном языке – они обе из Киргизии, и та всё время была рядышком, поддерживала. На наши вопросы мама отвечать то ли не могла, то ли не хотела. На тот момент мне было всё равно, главное – чтобы они оба жили и дышали, передать их поскорее врачам. Счёт шёл на минуты, малыш синел – и пуповину надо зажимать, и холодно. Одну дверь закрыли, чтобы не так дуло, но всё равно – переохлаждение у новорождённых очень быстро происходит. Женщине повезло, что она не успела выйти на улицу!
Как выяснилось позже, мальчик родился в срок – 9 месяцев, так что мама понимала, что пришло время рожать, но надеялась успеть дойти домой и вызвать скорую оттуда. Сейчас у неё и малыша – уже второго ребёнка – всё хорошо.