Несколько модных домов в свои последние коллекции включили мужские юбки. Модные эксперты предрекают, что эта одежда скоро станет такой же обычной для мужчин, как брюки для женщин. Редакция Metro пошла впереди планеты всей и нарядила в юбку своего репортёра

Оказаться на острие модной индустрии без штанов никто из мужчин нашей редакции не захотел. Юбка досталась мне на том простом основании, что даже в ней видно, что я мужчина. Ну, как минимум, так сказали понимающие в этом коллеги...

Юбка мне не понравилась. Не то чтобы я в юбках разбирался, но эти завязочки с колечками и петельками отняли утром минут 20 жизни. Можно было, конечно, попросить жену, но я же мужчина в конце концов – сам должен со всем разобраться. Эта юбка не похожа на кильт. Носится поверх брюк или, как в моём случае, шорт. Смотрюсь в зеркало. Передо мной то ли беглый официант, то ли молодой священник, потерявший где-то верхнюю часть рясы.

Но прочь сомнения – выхожу на автобусную остановку. Веду себя естественно – смотрю в телефон. Некоторые видевшие меня вчера москвичи и гости столицы наверняка сегодня записались к окулисту. Дело в том, что один глаз у них – любопытный – смотрел на юбку, а другой – толерантный – стеснялся и смотрел в другую сторону.
До метро доехал без приключений. Сидя. Время до редакционной планёрки есть, решил зайти в торговый центр.

– У вас тут есть ателье, – обращаюсь к молодому охраннику. – Я хочу юбку себе покороче сделать.

Секьюрити на пару мгновений перестаёт дышать, но быстро приходит в себя (видимо, спортсмен).

– Вот туда. Прямо и налево! – отвечает он не моргнув глазом.

1 час длился наш "социальный эксперимент", в ходе которого никто не пострадал. Ни физически, ни морально.

Ателье представляет собой маленький закуток, где сидят две молодые женщины.

– Вы мужские юбки перешиваете? – задаю прямой вопрос.
– Нам всё равно – мужские или женские, – отвечает одна из них.
– А сколько стоит?
– Зависит от модели. У вас какая?
– Та, что на мне.

Портнихи деловито трогают ткань, выворачивают подкладку.

– На сколько вы хотите покороче? – спрашивают.
– Сам не знаю. Мне кажется, что сейчас слишком длинная.
– Мы бы посоветовали сантиметров на 10 ниже линии шорт.
– К вам часто приходят мужчины в юбках?! – не выдерживаю я делового и спокойного тона портних.
– Нет. Вы первый.

После этого я "раскалываюсь" – говорю, что я репортёр и всё такое. Они и этому тоже не удивились.
Захожу в магазин парфюмерии, бодро (юбка и волосы назад) следую к мужскому отделу. Девушка-продавец говорит дежурное: "Вам чем-то помочь?" Её любопытный глаз замечает юбку, а толерантный начинает смотреть в другую сторону.

"Если нужно что-то, обращайтесь", – продолжает она, превозмогая улыбку, и убегает в подсобку. Через пару секунд оттуда выходит охранник. Его глаза тоже начинают разъезжаться – он возвращается в подсобку.  Постепенно за дверью скрылись все сотрудники салона, оставив на «посту» одного мужчину, который смотрел обоими глазами в противоположную от меня сторону.

Магазин спортивных товаров. Продавец здоровается, глаза разъезжаются, исчезает... Иду в отдел с гирями и начинаю их "дегустировать". Никто ко мне не подходит. Видимо, в этом магазине тоже есть подсобка... Без проблем. Я бы тоже на их месте не вышел бы без полиции в торговый зал, где бородатый мужик в юбке занимается спортом. Возможно, они как раз и звонили в полицию и психбольницу, когда мне надоело тягать железки.

Из торгового центра мы спускаемся в метро. Мы – с фотографом Василием, который всё это время незаметно вёл съёмку и ждал, когда я нарвусь на защитников мужчин в штанах от мужчин в юбках и получу по щам. Драки не предвидится, и Вася скучает.

– Не скучай, дружище! Ну, хочешь, я тебя сейчас обниму?

Вася не захотел.

Шагаю по улице. Улыбаюсь косеющим людям. Навстречу идёт небритый мужчина, который, похоже, вчера «прилежаще пития хмельного». Он притормаживает, его глаза смотрят прямо, лицо удивлённо вытягивается. Он разводит руками и произносит: "Ну что это?"

– Что, что это?! – по возможности сурово переспрашиваю его.
– Ничего... – выдыхает он с интонацией усталой обречённости, опускает руки и проходит мимо.