На днях у жительницы Серпухова Риты Грачёвой, которой муж отрубил кисти, вышла в свет книга "Счастлива без рук". Репортёр Metro поговорил с мамой девушки Инной, которая писала большую часть книги, и с самой Ритой.

Оказалось, на следующий день после выхода книги в тираж Рите сделали последнюю, пятую операцию на левой кисти – она находилась в сознании и слышала, как ей сверлят кости. А ещё девушка призналась, что у неё появился молодой человек, но свадьба если и будет, то точно не в этом году.


Инна Шейкина пережила большую личную боль, когда произошла трагедия с её дочерью. Она решила, что о случившемся нужно обязательно написать книгу, которая могла бы стать полезной.

– Я предложила дочери, она пару раз отказывалась, говорила, что не хочет, – рассказывает Metro Инна. – Потом я посмотрела программу про девочку из Прибалтики, которой ещё в СССР пришили стопы. Подумала, что надо сохранить в памяти. Многое быстро стирается, это на стрессе было тем более! И зная, что если Рита не захочет, книги не будет, всё равно начала писать.

Страниц двадцать написала, и когда Рита приехала, посадила её за компьютер и сказала: "Читай". Она уже с месяц жила отдельно от меня, а после трагедии прошёл год. Почти насильно её посадила... Она прочла и долго молчала. Потом сказала, что должны быть обязательно главы именно от неё. И я поняла, что она увидела, как это всё может быть на бумаге, и дальше мы писали вместе. Нам хотелось выплеснуть нашу боль, а заодно предостеречь.


Сама Маргарита Грачёва в небольшом интервью рассказала Metro, что для неё значит книга, и как она перенесла заключительную операцию на кисти.

Рита, можно сказать, что эта книга выстрадана вами?

Книгу мы писали совместно с мамой. Это был способ сказать: "Спасибо!" врачам, всем тем, кто помог мне, кто собрал деньги на протез. И, конечно, это была ещё одна возможность выплеснуть какие-то чувства, которые невозможно было держать внутри! А ещё это была возможность сохранить эти события в памяти, и хорошие, и плохие моменты, история-то незаурядная.

В свет вышла книга "Счастлива без рук".

В свет вышла книга "Счастлива без рук".

фото из личного архива семьи Шейкиных., "Metro"

Фото:

Книга очень важна, так как наша история – одна из тех, что сейчас наиболее на слуху, и она касается важнейшей темы домашнего насилия. Правда, изначально я писать книгу не хотела, это была целиком идея мамы. А потом я однажды прочитала несколько глав, и тогда поняла, зачем она нужна. И сказала маме: "Да, можно!"

Какие-то главы были написаны на автомате. Я очень много уже рассказывала о трагедии в СМИ, было, наверное, более ста интервью, да и в суде по несколько раз всё проговаривала. Кое-что, конечно, всё равно было очень тяжело писать... И даже когда перечитывала книгу по 15-му разу, слёзы на глаза наворачивались. Кстати, есть в книге моменты, о которых я нигде не говорила!

Можете проанонсировать какие-нибудь из них?

Я очень детально описала 11 декабря 2017-го, день, когда всё произошло. Так досконально, наверное, я ещё никому об этом не рассказывала – как, что и почему это происходило.

Были какие-то фрагменты, которые вы начинали писать или рассказывать маме, но бросали, потому что было слишком тяжело?

Нет! Старались всё доводить до конца. Хотелось всё подробно рассказать. Мы на тот момент с мамой уже жили раздельно, я старалась приезжать к ней как можно чаще. Мама конспектировала мои рассказы, писала от руки на бумаге. Я тоже подключалась, писала иногда на компьютере или в телефоне.

Вы в основном рассказывали о тех мрачных событиях, или есть в книге и о жизни до трагедии?

В книге есть разные детали моей биографии – например, рассказала немного о своём детстве, кем хотела стать. Есть и о жизни с бывшим мужем. Я писала эту часть ради девушек, которые страдают от домашнего насилия. Надеюсь, для них это будет стимул наконец-то уйти от мужа-тирана. Ещё я очень много рассказывала о том, как делала протез в Германии.

То есть, у книги есть конкретные посылы, важная информация, которую вы хотели донести до людей?

Да. Мне часто пишут девушки, которые страдают от домашних тиранов. Пишут люди с инвалидностью, часто спрашивают меня о протезировании. Пишут люди с психологическими проблемами – например, кого-то уволили с работы, теперь они не знают, как жить дальше. Может, им всем книга тоже поможет.

Вы упомянули, что вам пишут девушки, страдающие от домашнего насилия. После трагедии вы многое узнали об этой проблеме?

Я не думала, что у нас настолько всё с этим плохо, пока лично с этим не столкнулась. До трагедии я даже не задумывалась об этом. Законы у нас не хотят менять, и я даже не знаю, что должно произойти, чтобы ситуация изменилась. Но не только эти проблемы тревожат лично меня. Инвалидам тоже нелегко – у них много проблем, например, с тем, чтобы получать реабилитационные выплаты, протезы. Я только через полтора года свой протез от государства получила. Если бы мне денег не собрали, я бы эти полтора года просто сидела бы дома и ничего делать не смогла. Даже тупо дверь не могла бы открыть!

Какие-то фрагменты, как вы говорите, вы писали сами – почему?

Да, что-то я прямо очень хотела сама написать. Про 11 декабря, например. Хотела, чтобы это шло от меня. Иногда приходило озарение, это могло быть даже во сне – и тогда я тоже что-то записывала.

Вам понравился этот опыт? Если бы у вас была возможность написать ещё книгу, о чём бы она была?

Быть литератором – это не моё. Я лишь что-то конспектировала, приносила маме, она уже всё оформляла. Мама у меня – профессиональный корреспондент, она знает, как грамотно подать текст. Так что писать ещё я пока не планирую.

А если захотят о вас снять фильм, согласитесь?

Я очень хочу экранизацию по книге! Я задумалась об этом, когда мы только начинали писать с мамой. Ещё хочу, чтобы книгу перевели на другие языки, чтобы она вышла в других странах. Пока конкретных предложений не поступало. Но и времени ещё достаточно не прошло.

В книге есть намёк на то, что в вашей жизни появился мужчина. Это правда?

Да, молодой человек у меня есть. Но замуж за него выходить пока не собираюсь – в этом году уже точно. Но это личная жизнь, мне бы не хотелось выносить её на всеобщее обозрение.

После истории с Грачёвым ваше отношение к мужчинам сильно изменилось?

Я не собиралась ставить на личной жизни крест. Я не хочу судить о мужчинах только по одному человеку. Я адекватная и понимаю, что не все такие. У меня не было какой-то боязни. Да и времени на знакомства у меня особо не было. У меня же постоянно реабилитации, операции, переезды, перелёты. 2 октября вышла книга, а 3-го я ушла уже на операцию. Даже порадоваться своей книжке не успела!

Вам сделали новую операцию...

Это последняя операция, да. Мне говорили, что будет чудом, если при такой травме, полном отсечении кисти и множественных повреждениях, рука вообще приживётся. Врач Мясников считает, что при таких случаях можно восстановить лишь 3% функций.

Но в итоге врачи сделали всё возможное, чтобы восстановить чувствительность кисти, им это удалось сделать процентов на 20. Из руки им уже ничего "выжать" не получится – в плане функционала. Теперь только реабилитация будет.

А что именно делали?

В этот раз врачи ломали кость, чтобы большой палец был противопоставлен остальным, как у всех. В руке остались четыре спицы. Потом снимут швы, вытащат спицы, и станет понятно, насколько удачно всё прошло. Но операции – это лишь 50 процентов в спасении кисти, остальные 50 – дело реабилитологов.

Теперь рука будет заживать, боли прекратятся?

У меня рука постоянно ноет и болит. Я к операциям и реабилитациям привыкла, уже даже не замечаю их.

Какой по счёту была операция?

Точно не скажу, сколько мне сделали операций. Кажется, это была пятая. Её делали относительно недолго, час. Был местный наркоз, я слышала, как мне сверлили кости, как вставляли спицы. Я была в сознании, в здравом уме. Такого раньше не было. Психологически было сложно. Но я справилась.


СПРАВКА

Напомним, Маргарита и Дмитрий Грачёвы находились в состоянии развода, когда произошла трагедия. Дмитрий стал подозревать жену в измене, проверять её переписки, однажды избил её и угрожал ножом. Маргарита рассказала о побоях полиции, но сотрудники отказались возбуждать дело. 11 декабря 2017 года Грачёв вывез супругу в лес, раздробил ей топором обе кисти рук, затем отрубил их. Он также повредил ей бедро топором. После этого Дмитрий отвёз Маргариту в больницу, а сам пошёл в полицию и признался в содеянном.

Левую руку девушки через несколько часов обнаружили в лесу, её удалось пришить в ходе сложной многочасовой операции, собирали её по частям. Вместо правой руки девушке установили протез, изготовленный в Германии. Дмитрия Грачёва приговорили к 14 годам в колонии строгого режима.