Сёстры Хачатурян, арестованные в Москве по подозрению в убийстве своего отца, находятся в разных камерах следственного изолятора. Как сообщил ответственный секретарь Общественной наблюдательной комиссии Иван Мельников во время пресс-конференции “НСН”, обвиняемые и подозреваемые в совершении одного и того же преступления не могут содержаться вместе, девочки не видятся, и для них это очень сложно, ведь они всегда были вместе.

– Они сильно переживают, в первые дни были очень растеряны. Двое из них при задержании имели колото-резаные раны, им оказали всю необходимую медицинскую помощь, – сообщил Мельников. – Девочки содержатся в нормальных условиях, на общих основаниях. К ним приходят преподаватели по разным дисциплинам, чтобы они смогли закончить школу, находясь в следственном изоляторе.

По его словам, за весь прошедший год девочки появлялись в школе всего 7 раз, их не допустили к сдаче ЕГЭ, хотя они готовились и планировали поступать на психологический факультет.

– Это большой показатель того, что они хотели что-то менять. Отец не пускал их в школу, чтобы никто не увидел побоев. А бил он их постоянно. Отец звал их звоночком, чтобы они быстро пришли и что-то сделали для него. Если они этого не делали - были систематические избиения. Очень тяжёлые, – добавил Иван Мельников.

Как рассказал адвокат средней сестры Ангелины Хачатурян, Алексей Паршин, девочкам предъявлено обвинение о совершении убийства группой лиц по предварительному сговору, однако защита их действия расценивает иначе.

– В течение последних несколько лет в отношении подозреваемых осуществлялось моральное, психологическое и сексуалльное насилие. Девочки находились в состоянии необходимой обороны. Их действия были направлены на то, чтобы предотвратить совершение в отношении себя преступлений, поскольку было очевидно, что насилие будет продолжаться, – заявил он.

У их отца было большое количество оружия. И травматического, и огнестрельного. При этом, сейфа для хранения оружия в доме не было. На часть оружия было разрешение, на часть – нет.
Секретарь Общественной наблюдательной комиссии Иван Мельников

Помощи сестрам, по словам адвоката Алексея Паршина, было ждать не от кого.

– Школа пыталась вмешаться в ситуацию, но безрезультатно, эти меры не были достаточными. Социальные службы в ситуацию не вмешивались. Были обращения в полицию, проводились проверки и никаких мер принято не было, – сообщил  Паршин. – Кроме того, на протяжении всей жизни девочкам внушалось, что у погибшего везде есть связи, и писать заявления в полицию бесполезно.  Подозреваемые  были жертвами домашнего тирана.

Чтобы подтвердить правдивость показаний сестёр, их проверят на детекторе лжи.

– Девочки дали своё согласие, – сказал адвокат самой младшей из сестёр Марии Хачатурян, Ярослав Пакулин. —  И у следствия, и у общества, будет возможность убедиться в правдивости их показаний с использованием техники.

Защита также подала ходатайство о проведении психолого-психиатрической, сексологической экспертизы, а также посмертной психолого-психиатрической экспертиры погибшего Михаила Хачатуряна.

– Мы собрали множество свидетельств от соседей, родственников погибшего, которые позволяют объективно представить его как личность. И продолжаем собирать до сих пор. Мы все заинтересованы в наиболее полном, всестороннем исследовании всех обстоятельств, – сообщил Ярослав Пакулин. – По словам девочек, Михаил регулярно принимал без рецепта врача сильнодействующие лекарственные препараты. Всё это наверняка отразилось на его поведении. Кроме того, у сестры Михаила Хачатуряна, по сообщениям сестёр, было психиатрическое заболевание. Это также следует учитывать.

Девушки воспитывались в подобных условиях с самого юного возраста, и не знали как противостоять отцу. На фото, опубликованной в СМИ, видно как Ангелина Хачатурян стоит с окровавленным лбом. Погибший запустил в неё связкой ключей, которые она оставила в двери, когда ходила выносить мусор. Ещё одно фото было сделано, когда отец избил девушку тростью своей бабушки, матери Михаила. Гнев отца Ангелина вызвала тем, что не выбросила трость, как он приказывал.
Адвокат Ярослав Пакулин

По словам Ярослава Пакулина, отец выгнал мать девочек из дома 2,5 года назад и запретил детям общаться  с ней.

– По словам сестёр, после попытки обращения в полицию, погибший стал угрожать убийством, приставил пистолет к виску матери, угрожал убийством ей и дочерям, которые будут с ней общаться. Мать боялась, а когда пыталась воспрепятствовать поведению мужа, девочки говорили: Мама, не надо, только хуже будет, – рассказал адвокат.

По словам Пакулина, проблемами в семье девочки делились с подругами. Правда просили их никому не рассказывать об этом.

– Их допросили как свидетелей. Все фотографии, распечатки переписок девочки предоставили, – сообщил он. – Если родственники Михаила знали о насилии в семье и замалчивали происходящее намеренно, они могут быть признаны соучастниками.

В СМИ писали о якобы разгульной жизни сестёр Хачатурян. Однако любой детский психолог скажет, что в их поведении нет никаких отклонений. Это нормальный этап ребёнка как личности для определённого периода жизни, подростка. Не стоит осуждать девушек за то, что они обменялись с подружками фотографиями в нижнем белье или не выбирали выражения, комментируя что-то. Мы не считаем это отклонениями. По словам сотрудников следственного изолятора, девочки очень скромные, послушные, опрятные. В камерах всегда всё убрано, чисто.
Адвокат Ярослав Пакулин

В настоящий момент защита добивается заменить меру пресечения на домашний арест. По словам адвокатов сестёр, следствие не предоставило оснований предполагать, что девочки планируют скрыться от органов следствия, либо препятствовать проведению расследования.