Серпуховичка, мама двоих детей Маргарита Грачёва продолжает восстанавливаться после событий, которые произошли с ней в декабре 2017 года. Муж девушки вывез её в лес, чтобы наказать непокорную жену, решившую разводиться. Дмитрий подозревал её в измене и решил мстить. Он раздробил девушке правую и левую кисти, затем отрубил их. Правая рука осталась висеть буквально на волоске, но медики не смогли спасти то, что было когда-то рукой, а затем превращено садистом в месиво. На обоих руках врачи Серпухова сформировали культи и зашили рваные раны бедра. Левую руку через несколько часов полицейские обнаружили в лесу. В ходе сложнейшей десятичасовой операции в Москве, кисть с восьмью переломами удалось пришить к культе.

Конец декабря и январь Маргарита провела дома, а в феврале вместе с мамой отправилась в Германию. На ортопедической фабрике в городе Дудерштадт ей делают протез на правую руку.

 - Каждый день мы ходим на фабрику, нам примеряют протез, мы пробуем осваивать какие-то функции. Протезом ещё нужно научиться управлять, вопросов для ортопедов и невролога много., - рассказывает репортёру Metro мама Маргариты Инна Шейкина.

Инна рассказала, что специалисты, оценив ситуацию, рекомендовали сделать два протеза.

 - Местные специалисты очень индивидуально подходят к каждому пациенту, - подчеркнула она. - И когда они увидели, что левая рука сейчас практически никаких функций не выполняет, они засомневались, подойдёт ли Рите протез Bebionic. Он очень хрупкий, не совсём надёжный. Во-первых, он не так давно на рынке, а во-вторых в нём много электроники. И если предположить, что будут грубые хваты - например, Рита может ребёнка резко потянуть или ещё что-то сделать по дому - то протез такой нагрузки просто не вынесет. Это как выходное платье и повседневное. Bebionic как раз выходное. То есть, если левая рука была бы не травмирована и основная работа по дому приходилась бы на неё, тогда бы Bebionic подходил для выходов в свет, для работы за компьютером, ещё для чего-то. Но если его использовать ежедневно и везде, то велика вероятность того, что он быстро выйдет из строя. Поэтому нам ещё предложили более простой протез, у него есть захват указательного и большого пальца. Им не так много всего можно сделать, как, например, в случае с многофункциональным протезом, где все пальцы шевелятся, но он более надёжный. Оптимально пользоваться двумя протезами: для чёрной и белой работы.

Левой руке, которую удалось сохранить, специалисты фабрики Оттовокк тоже уделили внимание.

Главное, говорит мама, чтобы мыщцы левой руки не атрофировались, а то без работы через какое-то время сухожилия спаиваются, и этот процесс уже необратим. Поэтому сейчас важно их как-то стимулировать. Мышцы от воздействия тока сокращаются, они не бездействуют и не должны атрофироваться. Сама процедура стимуляции током не слишком болезненна, а вот массаж руки делаем, превозмогая боль.

Что касается планов по дальнейшей реабилитации, то по словам мамы Риты, чёткой программы на длительный срок у них с дочкой пока нет. На это есть свои причины.

 - В 71-й московской больнице врачи сделали всё, чтобы рука прижилась. Дальше подробной маршрутной карты реабилитации и протезирования нам никто не давал, - отметила она. - На сегодняшний день человек должен заниматься своей реабилитацией самостоятельно, если у него есть не только желание, но и материальная возможность. Мы один курс реабилитации в Москве уже прошли, подумываем и о том, чтобы пройти второй в Петербурге. Настроение нормальное, эйфории нет. К сожалению, срок эксплуатации протезов три года. А стоят они как квартира в Москве. Поэтому, что делать потом - непонятно.

От государства можно получить раз в три года протез, но совсем другого качества (хуже) или взять материальную компенсацию, которая не покроет и половины стоимости функционального протеза.. Но сгущать краски тоже не хочется, очень рады, что сейчас протезы у нас есть. Хочется ещё раз поблагодарить всех врачей, к кому нам пришлось обращаться: и московских, и серпуховских, и немецких. И огромное спасибо всем тем людям, которые оказали нам материальную помощь и кто просто молился за Риту. Ваша поддержка нам очень помогает.