За несколько дней до начала голосования москвичи собирались в своих дворах и, укрывшись под зонтами от майского снега, сбившись в кучу как заговорщики, обсуждали судьбу своих домов. Корреспонденты Metro побывали на таких встречах и узнали у владельцев квартир, что они думают о возможном сносе и готовы ли к переезду.

Улица Кондратюка
Зелёные дворики, незастеклённые балконы с бельём на верёвках – панельные хрущёвки здесь стоят в ряд перпендикулярно дороге.
– У меня здесь дети с внуком ютятся в маленькой квартирке, – рассказала Алла. – Она очень маленькая – жилая площадь всего 21 метр. Крохотная прихожая, кухня всего 5 метров, из подвала идёт сырость и вонь. Для детей эта программа – шанс улучшить свои жилищные условия, пару лишних метров дадут.
Алла уверена, что переезд – лучшее, на что могла надеяться её семья. Но не все соседи с ней согласны – ведь рядом метро, ВДНХ, аллея Космонавтов и Останкинский парк.
– Я лучше и дальше буду тесниться в маленькой квартире, чем променяю её на непонятный район, – заявила Татьяна, жительница дома №8. – Нас заставляют голосовать, при этом никто не говорит, что мы получим взамен.

Плоские дома
Жители домов №36 и №38 на Пресненском Валу знают друг друга по именам, многие здесь выросли. Их дома уникальны – с определённого ракурса они кажутся плоскими.
– Нужно быть идиотом, чтобы уехать из дома с такой историей, – возмущался на собрании житель дома №36 Алексей Кольцов. – У меня здесь бабушка родилась, у нас прекрасный район. 
Противники реновации рассказывают о кирпичных стенах, работающих печках и столетней истории домов. Сторонники сноса признаются, что их всё это не очень впечатляет, когда течёт крыша и обваливается потолок.
– У нас нет горячего водоснабжения – установлена газовая колонка, – рассказала Гуля, жительница 36-го дома.  – Много лет мы ходили мыться в баню, так как нет ванной, сейчас у нас на кухне стоит душевая кабина. При этом у нас коммуналка. Жить в таких условиях очень тяжело. Мы ждём этого сноса много лет, и, даже если опять получим коммуналку, продать её будет проще и выгоднее.

Русаковская
10 мая, когда Москву заметало снегом, на встречу с жителями дома №8 пришла глава Красносельской управы Наталья Мамонова.
– Если вы сейчас откажетесь от расселения, участок рядом с вами достанется жителям другого района, – убеждала она. – Когда очередь дойдёт до вас в следующий раз – неизвестно, будете дышать строительной пылью.
– Предлагаете купить шубу, но не говорите, из чего она – из песца или зайца, – возмущались горожане, подбирая аналогии к главному вопросу: проектов застройки никто не видел и не знает, куда на самом деле их переселят.
Дом №8, который попал в предварительный список реновации, построен ещё в конце 20-х годов. Но в 80-е в нём провели капитальный ремонт.
–  За время, пока здесь живу, сделал три ремонта, видел  деревянные перекрытия дома, там лиственница звенит! Она переживёт ещё много десятилетий, – говорил председатель дома Дмитрий Манов. – Я против сноса. Когда покупал квартиру, хотел жить в старой Москве, которая ассоциируется с детством на Арбате. 
Впрочем, пока одни делятся  воспоминаниями, другие подставляют тазики под протекающий потолок.
– Капитальный ремонт проводили, а перекрытия деревянные никто не поменял, – говорит одна из жительниц дома. – У меня два метра потолка обвалилось. Я за снос. Всё говорят: снесут, снесут, снесут. Пора ставить точку.
 


У горожан есть три способа проголосовать:

 

• На сайте "Активный гражданин". Там потребуются регистрация, данные лицевого счёта, СНИЛС и паспорта.
• В центре "Мои документы". С паспортом, свидетельством о праве собственности или выпиской из Росреестра.
• Ещё один способ – решение общего собрания собственников.