Во вторник Пресненский суд столицы признал Михаила Ефремова виновным в смертельной аварии и приговорил к 8 годам колонии общего режима. Но туда он попадёт нескоро.

Несколько месяцев в СИЗО
– По закону, из зала суда Ефремова отправляют в полицейский участок, а оттуда – в изолятор временного содержания на срок не более 48 часов, – рассказал Metro Олег Дубровкин, эксперт фонда “В защиту прав заключённых”. – Туда родственники могут передать ему любые вещи. При этом там сразу изымут шнурки, ремень, часы, все драгоценные украшения, документы, пластиковые карты. Затем актёра везут в СИЗО, где он будет находиться до решения по апелляции (то есть, скорее всего, до зимы). Только потом Ефремов переедет в колонию, которая должна располагаться не далее, чем в 500 км от места его регистрации. Таким образом, он может отправиться в Мордовию, Рязанскую, Брянскую, Тульскую или Белгородскую область, где сидели Мамаев с Кокориным.

Шампунь в прозрачном флаконе
По словам Дубровкина, в колонии может оказаться “чёрный режим” (при нём администрация делает послабления) или гораздо более строгий “красный”.

– Но и там и там с Ефремова уже на пороге снимут всю гражданскую одежду, за исключением трусов, носков и футболки, выдадут чёрную с белой полоской робу. Ходить он будет в зековских ботинках. Если хочет свою обувь, надо иметь справку от врача о наличии заболеваний ног. С собой из СИЗО осуждённый может привезти не более 50 кг вещей. Но большинство из них положат в коптёрку на хранение. В камере разрешены зубная щётка и паста, шампунь в прозрачном флаконе, мыло, которое ему разрежут на 2 или 4 части. В тумбочке можно держать ручку, карандаш, несколько конвертов и тетрадку. Печенье, вафли и другие продукты питания будут храниться в отдельной комнате для приёма пищи, где есть холодильник, либо в индивидуальной ячейке осуждённого.

Сигареты – главная валюта
Минералка в камере допускается, но только в пластиковых прозрачных бутылках. Количество конфет и сахара ограничено, чтобы не допустить самогоноварение.

– А вот чая и кофе можно иметь сколько хочешь, – отмечает Дубровкин. – Это же касается и сигарет. Правда, их частично разрежут на предмет запрещённых вложений. В любом случае в магазине учреждения тоже можно купить сигареты. В любой колонии они – главная валюта. За пару пачек другие осуждённые могут, например, постирать тебе робу. У осуждённого может быть не более двух книг, и на них необходима отметка о проверке на предмет экстремизма. Религиозную и юридическую литературу можно иметь без ограничений. Разрешён нательный крестик не из жёлтого металла, например алюминиевый. А вот цепочку нельзя: как правило, в тюрьме носят крестик на верёвочке.

Трёхдневные свидания
В колонии 6 раз в год положены передачи, их вес не должен превышать 20 кг. Кроме того, каждый ежегодно имеет право на четыре краткосрочных (не более 4 часов) и четыре длительных (до 3 суток) свидания.

– Они проходят в отдельном помещении, похожем на номер периферийной гостиницы, – продолжает Дубровкин. – Туда родственники могут занести хоть тонну еды. Но всё, что останется, им придётся забрать с собой. И, разумеется, никакого алкоголя! Если найдут даже 1-процентное пиво, родственников привлекут к административной ответственности