Популяризатор науки, директор компании yRisk и специалист по биомедицине Андрей Афанасьев в эти выходные выступит на фестивале Geek Pikinc в Москве с лекцией "Как человек управляет эволюцией и что вы можете сделать для своих детей". Metro поговорило с известным биоинформатиком о будущем и прошлом в современной медицине

– Чем отличается биомедицина от медицины традиционной?

Вообще, биомедицина – это модное слово, так же как и доказательная и персонализированная медицина и так далее. За ними стоит некий смысл, но сейчас этими словами называют всё что угодно. Изначальная идея в том, что биомедицина пользуется достижениями биологии. Персонализированную медицину привязывают к генетическим технологиям, которые позволяют понять, как те или иные лекарства повлияют на конкретного человека, а также предсказывать вероятность определённого заболевания на основе семейной истории. Бесплатный генетический тест – расспросить бабушек и дедушек о том, когда и чем они болели, какие были особенности. Не все болезни, которые были у ваших родных, могут появиться у вас. Например, тот же рак лёгких почти всегда приобретённый и появляется из-за курения или асбеста. Полезно собрать такую историю, пока есть возможность.

– А доказательная медицина?

Наш мозг всегда пытается найти взаимосвязь даже там, где её нет. Такое происходит даже в медицине, когда врач принимает решение под давлением своего опыта. Вот я 10 пациентам прописывал вот это – и всё помогло. Но "впоследствии" не означает "по причине", эти люди могли выздороветь и так. До сих пор много вещей, которые применяются в медицине, не имеют оснований. Например, зелёнка. В какой-то момент люди решили, что минеральный краситель бриллиантовый зелёный имеет антисептические свойства.

– Так он же щиплет!

Щиплет спирт! Почему спирт с красителем лучше, чем без него, никто не знает. И такого, к сожалению, в России много. Появляются и новые методы такого же "зелёночного" свойства. Самый клас-сный пример: скачиваешь что-то из Интернета, записываешь на CD, кладёшь CD звуковой дорожкой вверх, ставишь на него стакан с водой – и целебная активация переходит в стакан!

– Но есть же серьёзные новые методы?

Есть методы, которые позволяют нам конструировать будущих детей. Мы пока не можем взять ДНК матери и отца, взять от них всё лучшее и собрать идеального ребёнка в пробирке. Но, например, экстракорпоральное оплодотворение позволяет отобрать из некоторого количества эмбрионов те, у которых нет генетических патологий. Это некий обман эволюции, который мы придумали, – что мы рожаем не всех детей, а только тех, которые нам нравятся. Большой прорыв будет, когда станет возможно заводить детей без участия матери, в искусственной матке. Пока до этого не то чтобы близко, но всё равно всё в эту сторону идёт – когда мы отвяжем секс от репродукции и сможем заниматься этим осмысленно, выбирая черты будущих детей с ростом, мышечной массой, предрасположенностью к болезням.

Евгеника на самом деле уже есть. Существуют неинвазивные тесты, позволяющие определить, будет ли синдром Дауна у будущего ребёнка. Родители, как правило, такого ребёнка не хотят. Евгеника ли это? По всем признакам – да, но большинство относится к этому нормально. Так что мы уже в эти игры играем, но не называем эти вещи страшными именами.

– А у уже родившихся есть шанс стать идеальными?

Сейчас врачи не занимаются людьми, которые хотят быть здоровыми абсолютно. Мы ещё в начале пути. Уже научились лечить заболевания, от которых умирали миллионы, доживаем до преклонных лет и перешли к борьбе с хроническими заболеваниями.

– Как быть не совсем здоровым, которые хотят быть абсолютно здоровыми?

Это всегда очень индивидуальная вещь. Но некоторые вещи довольно очевидны: физкультура, снижение потребления сахара, привести вес в порядок, 10 тысяч шагов в день. Люди хотят волшебных рекомендаций по питанию: есть киноа, зёрна чиа, суперфуды – нет, не работает так. Ешьте больше овощей и фруктов по сезону. Ещё моя бабушка так делала.

Есть и актуальная рекомендация – это гигиена сна. Спать надо часов 7–8 в тишине, темноте, прохладе. Мало кто об этом задумывается.