Большая Дорогомиловская улица в одночасье превратилась в венецианский канал.

Большая Дорогомиловская улица в одночасье превратилась в венецианский канал.

Музей Москвы, Другой

Фото:

Великая паводь

Апрель 1908 года в Московской губернии выдался необычайно тёплым, снег таял стремительно. В середине Страстной недели, когда население готовилось к Пасхе, вода в реках стала быстро подниматься. В ночь на четверг, 10 апреля (23-е по новому стилю) вышла из берегов Москва-река. Уровень воды увеличился в ней почти на 9 метров, затопив около трети городской территории.
– История наводнений в нашем городе прослеживается по летописям с конца XV века, – рассказал Metro Константин Полещук, старший научный сотрудник Музея Москвы. – Эти бедствия народ называл "великой паводью". Они были следствием снежных, морозных зим. Так получилось и на сей раз. В канун нового года из-за громадных сугробов в Москве даже останавливали движение поездов и трамваев. В начале апреля резко потеплело, что и привело к потопу. Москва-река и Водоотводный канал, призванный спасать от наводнений Замоскворечье, превратились в один большой водоём.

Затопленный пивзавод  

Вода затопила все набережные, главную городскую электростанцию (половина Москвы осталась без света) и подошла к кремлёвским стенам.
Больше всего пострадали местности на низменных берегах Москвы-реки, в частности Дорогомилово. Там оказались затоплены пивоваренный и сахарный заводы, Трёхгорная мануфактура, Брянский (ныне Киевский) вокзал. Возле перекрытого Дорогомиловского моста столпились сотни людей с котомками, лишённые возможности перебраться на другую сторону реки, – за переправу на лодке брали по два и более рублей.  
"Несясь быстрым течением, река увлекала всё, что захватывали её мутные воды: поленья, брёвна, целые звенья заборов, плоты, барки, отмытые участки берега с кустарниками и деревьями, целые сторожки с крышей и железной трубой, – живописала газета "Русские ведомости". – Иногда проносились посредине реки попавшие где-то в неё животные: лошадь, свинья, коровы".
Тогдашний губернатор Москвы Владимир Джунковский, возглавивший борьбу с бедствием, вспоминал, как в разгар наводнения с Павелецкого вокзала пытался отойти поезд: "Колёса не брали рельсов. Наконец, подав поезд назад, с разбега удалось двинуться, и он, рассекая воду подобно пароходу, вышел на сухое место. Вода на станции достигла второй ступеньки вагонов".
От наводнения пострадала также Московская губерния. Так, около Серпухова река Ока затопила все прилегающие деревни. Пароходы там шли прямо по полям, не задевая земли. Были места, где видимый горизонт сливался с водой.
Джунковский описывает "комичное, но неприятное происшествие", которое случилось с председателем серпуховской управы Писаревым: "Проезжая по лесу, пришлось довольно долго ехать по воде, причём вода достигала лошади до брюха, а местами и выше. Вдруг лошадь Писарева остановилась и преспокойно стала садиться, желая, очевидно, выкупаться. Бедный Писарев почти с головой окунулся в воду. С трудом мы могли его вытащить. К счастию, до станции оставалось всего несколько вёрст и он мог переодеться в моём вагоне, натереться спиртом и согреться".

"Такого наводнения Москва никогда не видела. Последнее было в 1856 году, но и тогда вода была на целую сажень ниже".
Владимир Джунковский, губернатор Москвы в 1905–1913 годах

Помощь от княгини

12 апреля стихия пошла на убыль, но процесс двигался медленно. Только вечером следующего дня набережные освободились от воды. Тем временем в самой реке всплывали трупы утонувших.
"Русские ведомости" писали о шести жертвах, в большинстве случаев люди падали с лодок и плотов в ледяную воду или захлёбывались в затопленных квартирах.
"Около Дорогомиловского моста из лодки, занятой ловлей поленьев, вывалился один человек, – рапортовала газета. – С моста бросили спасательный круг, но, очевидно, скрючившиеся от холода руки при всём старании не могли ухватить круг, и человека принесло течением под мост. Больше его уже не видели".
В помощь пострадавшим власти Москвы организовали сбор пожертвований деньгами, вещами, продуктами. Они шли из всех уголков России. Одной из первых откликнулась великая княгиня Елизавета Фёдоровна. Помимо внушительного денежного взноса она передала мужскую и женскую одежду на пятьсот человек. Большую помощь оказал великий князь Константин Константинович со своими сыновьями. Крупная сумма денег (308 тысяч рублей) поступила от императора Николая II.

160 тысяч москвичей пострадали от наводнения – примерно каждый десятый житель города. Было повреждено более 2 тысяч домов. Общая сумма убытков составила несколько миллионов рублей.

"Вредный канал" 

Наводнение вызвало жаркие споры о том, как в будущем избежать подобных бедствий. Предлагалось, в частности, поднять уровень набережных, построить их там, где раньше не было, возвести защитные дамбы, а напротив Нескучного сада соорудить плотину. Активно обсуждался вариант с прорытием нового водоотводного канала.
"Старый не только бесполезен, но и вреден, способствуя при весеннем разливе большему наводнению, а летом, в пересохшем виде, служа источником заразы от спускаемых в него нечистот, – писал известный русский географ Дмитрий Анучин. – Засыпка этого канала принесла бы только пользу, увеличив площадь городской земли. Замена его другим каналом, более широким и глубоким, и в большом отдалении от центра города, могла бы быть также полезной. Но возникает вопрос, велика ли будет возможная польза сравнительно со стоимостью его проведения?"
Проблема разрешилась уже в советскую эпоху – в Подмосковье создали систему крупных водохранилищ, где можно регулировать сток воды.