Год назад в столичном аэропорту Шереметьево совершил аварийную посадку самолёт Sukhoi Superjet 100, который должен был отправиться из Москвы в Мурманск. После вылета из столицы капитан воздушного судна решил экстренно приземляться из-за попадания в самолёт молнии. Посадка получилась жёсткой, авиалайнер несколько раз подпрыгнул на полосе, а потом загорелся. Пожар унёс жизни 41 из 78 человек, находившихся на борту.

В декабре 2019 года расследование дела подошло к концу. По мнению следствия, единственным виновным в аварии является командира судна Денис Евдокимов, который якобы допустил ряд грубых ошибок. Сам Евдокимов свою вину отрицает. Он заявил, что основная причина аварии – несоответствие самолёта нормам лётной годности.

– Если бы производитель вовремя доработал воздушное судно, авиационные инциденты подобного характера не повторялись бы, – заявил Евдокимов в интервью Ленте.ру.

Пилот добавил, что если бы со стороны авиаконструкторов не были бы допущены ошибки, то безопасность полётов была бы на "приемлемом уровне, а риски свелись бы к минимуму".

Читайте также: Адвокат пилота "Суперджета", сгоревшего в Шереметьево, хочет возобновить расследование дела

Шесть вопросов о трагедии в Шереметьево

По словам Евдокимова, неполадки, которые были у сгоревшего в Шереметьево SSJ100, раньше периодически возникали у самолётов этой модели. В частности, как отметил Евдокимов, проблемы были на демонстрационном полёте в рамках международного авиасалона в Ле-Бурже 12 лет назад, а также несколько раз всего за год до катастрофы – при испытательном полёте в Жуковском и при посадке в Якутске.

– Во всех указанных случаях шасси повреждало стенку топливного бака с утечкой топлива, и лишь по счастливой случайности это не приводило к жертвам, – подчеркнул пилот.

Евдокимов выразил соболезнования людям, потерявшим своих близких во время авиакатастрофы в Шереметьево, и тем, кто пострадал в результате произошедшего.

– Я искренне сожалею и прошу прощения, что стал участником этих событий, – сказал он. Пилот добавил, что предпринял всё возможное во время инцидента.

– Я не отступлюсь и, чего бы мне это ни стоило, какие бы риски для судьбы моей семьи ни создавало, продолжу добиваться установления истинных и достоверных причин, способствовавших наступлению трагических последствий, – заключил Евдокимов.