Московские старшеклассники во главе с путешественниками Матвеем Шпаро и Борисом Смолиным отправились на дрейфующую ледовую станцию "Барнео". Корреспондент Metro с другими российскими журналистами проводил ребят до самой льдины и понаблюдал за процессом подготовки к десятой, юбилейной Большой арктической экспедиции.

Путь до дрейфующей станции "Барнео" в непосредственной близости от Северного полюса начался в Москве. На борт отечественного самолёта Sukhoi Superjet 100 МЧС России в конце этой недели поднялись самые достойные и отважные московские старшеклассники – четырнадцать ребят, которые прошли сложнейший отбор и серьёзную подготовку в снежной тайге Карелии и удостоилось чести стать частью Большой Арктической экспедиции.

Организовать столь экстремальное приключение совместно с Московским департаментом образования взялся известный путешественник и директор городского центра дополнительного образования "Лаборатория путешествий" Матвей Шпаро. В 2008 году Шпаро совместно с Борисом Смолиным стали первыми людьми в мире, которым удалось за 84 дня покорить Северный полюс в самый холодный сезон – полярной ночью.

На этот раз штурмовать полюс во главе с Матвеем отправились семь юношей и девушек, им предстоит за неделю преодолеть на лыжах около 110 километров, ещё семь человек – составили исследовательский отряд, который во время экспедиции будет работать на дрейфующей станции "Барнео" совместно с Борисом Смолиным и московским педагогом Иваном Смирновым.

Перевалочным пунктом на пути к Северному полюсу стал город Лонгйир в норвежской провинции Свальбард, также известный как архипелаг Шпицберген. Там у школьников была финальная подготовка и проверка экипировки. Снаряжение в таком походе очень важно, ведь возможности пополнить запасы по пути не будет. По словам Матвея Шпаро, современные средства, а особенно GPS-приборы, очень облегчили жизнь путешественникам, но самым важным предметом в полярной экспедиции по-прежнему остаётся обыкновенная щётка.

– Она нужна для того, чтобы счищать с себя и товарищей изморозь, которая выступает на одежде. Если не убирать её, то в тёплой палатке изморозь превращается во влагу, которая впитывается в одежду, – объяснил Шпаро. – Влага – это наш главный враг. В отличие от охотников или рыбаков, мы не можем просто взять и повесить мокрые вещи сушиться, ведь на нашем пути не будет ни домов, ни хижин, ни каких иных построек.

Именно по этой причине, отметил путешественник, гардероб участников экспедиции тщательно продуман.

– Очень важно правильно одеваться. Однако привычная для морозов многослойная одежда нам не подходит, каждый из ребят надевает флисовую толстовку, а на неё лёгкую куртку. Лучше пусть будет немного прохладно, чем жарко. Если на теле образуется пот, то влага превратится в ту самую изморозь, – предупредил Шпаро. – Только если мы стоим на месте, поверх этой куртки надевается тёплый пуховик.

Кроме того, каждый из участников экспедиции имеет в своих санях необходимый запас продовольствия, в который входит вода, пища и топливо для обогрева палатки.


Экипировка, необходимая полярникам в экспедиции

Всего четыре слоя одежды:

Во время лыжных переходов:

 1-й слой – Комплект термобелья
 2-й слой – Флисовая кофта
 3-й слой – Куртка-ветровка из лёгкого современного мембранного материала (с водоотталкивающими и влагозащитными свойствами, но пропускающая через себя водяной пар)

Во время привалов:

 + 4-й слой – толстый пуховик для утепления

  • На капюшонах курток – опушка из меха росомахи. Он на ветру не обледеневает и не превращается в сосульку.
  • Шапка (или балаклава), закрывающая голову, лоб и лицо
  • Перчатки и обязательно сверху варежки для защиты от ветра

Снаряжение:

  •  Запасная одежда
  •  Спальный мешок
  •  Теплоизоляционные коврики, 2 шт.
  •  Термосы, 2 шт.
  •  Запас еды
  •  Топливо для обогрева палатки
  •  Каждый обязательно берёт с собой свой талисман

Семнадцатилетняя участница экспедиции Евгения Голубева по секрету призналась, что больше всего её заботит именно вопрос сохранности съедобных припасов.

– Очень боюсь, что до полюса у меня ничего из продуктов не останется, – пошутила девушка.

Когда ребята прибудут на Северный полюс, они приготовят там омлет. За годы экспедиций это стало своеобразной традицией покорителей Арктики.

Омлет делают из привезённых с Большой земли продуктов. Для приготовления требуются яйца, молоко и охотничьи колбаски. Яйца с молоком взбивают, добавляют молоко, соль, специи. Затем массу переливают в канистру, которую несут с собой до самого Северного полюса. Там путешественники на горелке разогревают сковороду, обжаривают колбаски и заливают яичную массу. Вуаля, арктический омлет готов!

Приготовления закончились, и ушастый АН-74 – единственный курсирующий между Шпицбергеном и "Барнео" самолёт – отправился в трехчасовой полёт.

Приземлились мы на ледовый аэродром, который представляет из себя расчищенную поверхность льдины с табличками "Вылет" и "Прилёт", воткнутыми в сугробы.

Там нашу группу из путешественников и журналистов радушно встретили крепкие русскоговорящие мужчины, обслуживающие дрейфующую базу. "Барнео", кстати, создаётся всего на месяц-полтора, как правило, в апреле, когда уже наступил полярный день, но солнце ещё не растопило лёд, нет сильного ветра и температура не ниже минус 30 градусов.

Помимо аэродрома, на базе устанавливаются 12 отапливаемых жилых модулей, две кают-компании и несколько технических помещений. Посетить это отдалённое место могут и туристы, однако желающие открыть для себя Арктику должны быть готовы выложить по меньшей мере 15 тысяч евро.

Самолёт разгружен, отважные столичные школьники готовы отправляться в путь. За плечами остались месяцы изнурительных тренировок и испытаний, а впереди – бескрайние просторы Арктики и вечный день. Второе, кстати, совершенно не мешает покорителям севера.

– После ходового дня дети крепко спят даже несмотря на солнечный день за стенкой палатки, а вот 10 лет назад, когда мы шли с Борисом к полюсу полярной ночью, нам не хватало 24 часов в сутках: по графику надо было 10 часов идти, не меньше 10 часов спать (иначе не успевали восстанавливаться) и минимум по 3 часа тратилось на установку и снятие лагеря (в полной темноте ставить палатку быстрее не получалось), – рассказал Шпаро.

В лагере настроение ребят резко изменилось, казавшиеся весёлыми и беззаботными в Москве подростки внезапно превратились в серьёзных и сосредоточенных. По строгой команде руководителя юноши и девушки встали на лыжи и принялись за последнюю тренировку перед долгим путём.

Тем временем, приближался час отправления нашего самолета обратно на Шпицберген. Экспедиция стартовала и возвращаться предстояло уже без ребят.

Поставив памятные отметки "Barneo. North Pole" ("Барнео. Северный полюс") в паспорт, группа журналистов вперемешку с британскими туристами отправилась на борт Ан-74.

Отогревшись горячим чаем, мы отправились в Москву. Всё это время из головы не выходило: "Как же там ребята, где они сейчас и как себя чувствуют".

По последним сообщениям, экспедиция идёт по плану, примерно через три-четыре дня юные путешественники доберутся до географического Северного полюса, приготовят яичницу, а затем вернутся на "Барнео". Однако в центральной части Северного Ледовитого океана не стоит загадывать наперёд.

– Экспедиция есть экспедиция, это не просто поход, – подчеркнул Шпаро.