Жительница Москвы Ирина Сёмина рассказала о большой утрате в её семье. Во время пандемии коронавируса умерла её 94-летняя мама Галина Павловна Гришина. Отпевать мужественную женщину, которая во время Великой Отечественной войны работала сапёром и не раз сталкивалась со смертью, пришлось онлайн.

– Моей маме было 94 года, – рассказала Metro Ирина. – Она жила в частном доме для престарелых. Это было связано с тем, что мы с мужем ухаживали за тремя беспомощными родителями... Вообще, мама была "лежачей" семь лет. Сначала "тянула" её дома сама, при этом у нас была прекрасная сиделка. Потом слёг отец мужа, а потом и его мама. В итоге я вынуждена была отправить свою маму в дом престарелых, где она провела полгода до своего ухода. Заботились там о ней неплохо, мы ездили к ней постоянно – до карантина.

"Должен был снять жильё": заболевший вирусом москвич рассказал, что его мать подключили к ИВЛ

25 апреля Ирина привезла Галине Павловне очередную передачу в пансионат. Её насторожило, что сиделка попросила доставить что-нибудь от кашля, поскольку, по её словам, женщина немного приболела.

– Мы тут же всё привезли, а на следующее утро раздался звонок – у мамы одышка, температуры нет, давление в норме, но решили вызвать ей скорую, – продолжает Ирина. – И всё... Маму увезли в Троицкую больницу с подозрением на ковид. По КТ подтвердилась картина коронавируса. Было поражение лёгких – 70 процентов. Сатурация сначала была 90, но на следующий день стала падать. Начались чёрные дни. Совершенно беспомощный человек попал в ад... С врачами связи никакой не было, только какие-то девочки холодно-вежливо зачитывали короткие записи врача о состоянии мамы. Это длилось три дня. А потом мне сообщили о её смерти. Причём никто не звонил, чтобы рассказать об этом, мы сами всё выяснили, когда дозвонились, чтобы узнать о её самочувствии. Как будто между делом нам сказали: "А ваша мама умерла".

Почти весь следующий день ушёл на то, чтобы выяснить, куда увезли тело. Ирину охватила паника, но после публикации поста в Интернете женщине сообщили, что тело Галины Павловны отвезли в Коммунарку.

– Похороны организовали через агента – она забирала тело из морга, везла в крематорий, – рассказывает Ирина. – Там было отпевание. Всё, что происходило, записывали на телефон. Отпевание мы смотрели в режиме реального времени. Так теперь, оказывается, прощаются – в период пандемии. Все на видео посмотрели, поплакали. Попозже захороним урну.

"Поймите, всё серьёзно!": врач больницы в Коммунарке призвал москвичей соблюдать режим самоизоляции

Для Ирины потеря матери – большое горе, хотя она и понимала, что даже без коронавируса силы Галины Павловны на исходе, уж больно почтенного она была возраста.

– Она была очень сильным человеком! Никогда не жаловалась на проблемы, когда ещё могла говорить. Но после инсульта общение с ней стало практически невозможным. Только мимикой беседовали, а в последнее время и этого не стало. Но у неё было сильное сердце. Давление выше 150 не поднималось. Конечно, дни её, наверное, были сочтены, но если бы не эта гадость, то умерла бы она в окружении знакомых лиц. Во всяком случае, не было бы стресса из-за переезда неведомо куда...

По словам Ирины, Галина Павловна во время Великой Отечественной войны была сапёром и ежедневно рисковала своей жизнью, но получить ветерана войны не смогла.

– Однажды у мамы порвался сапог и её не взяли на разминирование, – вспоминает Ирина. – Ещё одна девушка приболела, тоже не пошла. И вот остальные девушки отправились на опасное задание и все погибли. Вот такие были времена. Увы, документов, которые бы подтверждали, что она была сапёром, не осталось – все сгорели во время одной из бомбёжек. Поэтому ветераном войны она не была – по бумагам. А так, конечно, очень опасная была у неё работа. Да и вообще судьба у неё была непростая. Её отец был репрессирован и расстрелян, братья погибли в боях за Ленинград... Но она всё-всё преодолела.