- Как на детей повлияло дистанционное обучение, на которое все были вынуждены пойти из-за пандемии?
- Количество обращений по нарушению прав детей на "удалёнке" увеличилось во время пандемии почти в 2 раза. Мы успокаивали людей, что дистанционное обучение – это вынужденная мера, потому что здоровье всегда должно быть на первом месте, пусть даже в ущерб образованию. 

Я уверена, что дистанционное обучение никогда не войдёт в форму основного образования. Тем не менее старшеклассники хотели бы частично его сохранить, в своих отзывах они говорили, что нельзя назвать дистанционное обучение максимально эффективным. Но заниматься самостоятельным изучением дисциплин, по которым не предусмотрен экзамен, по их мнению, вполне приемлемо. Больше всего дистанционному образованию радовались малыши из начальной школы. У меня внук-второклассник счастлив, что все дома, бабушки, дедушки. Главное – не забывать, что на дистанционке нельзя расслабляться, потому что рано или поздно наступит аттестационный период.   

- Многие родители опечалены, что дистанционное образование может негативно отразиться на качестве образования. Стоит ли им переживать?
- Сейчас результаты итоговых контрольных работ показывают, что нет патовой ситуации, мол, дети с чем-то могли не справиться… Так что не надо волноваться, надо уметь доверять профессионалам. Учителя видят образовательную программу не одним годом, она рассматривается ступенями. Если появляются проблемы, то это будет скорректировано и выровнено.

- Сейчас выпускники активно готовятся к сдаче ЕГЭ. Доказал ли ЕГЭ право на существование?  
- В ЕГЭ многих отталкивало то, что он проходит в форме тестирования. Но это уже давно не так, сейчас дети ничего не выбирают, а пишут свои мысли. Содержательный контент ежегодно меняется, несмотря на то что форма проведения итоговой аттестации всегда остаётся неизменной.

- Порой в общественном месте можно стать случайным свидетелем, как родитель ругает ребёнка, может дать подзатыльник. Как быть в такой ситуации? Стоит ли вмешиваться?
- Если вы хотите вступиться за малыша в общественном месте, то важно понимать – если здесь и сейчас вы будете предпринимать действия против его мамы, то нанесёте ребёнку ещё больший вред. Слушая оскорбления и упрёки в адрес матери, ребёнок испугается за неё, ведь дети будут защищать свою семью в любом случае.

Если же говорить о регулярном насилии над ребёнком в стенах дома, то система защиты прав ребёнка от неприкосновенности в Москве работает на высочайшем уровне. Но вот ситуация, когда ребёнок не ходит в детский сад и находится только под семейной опекой, более сложная. Здесь узнать о насилии в отношении ребёнка могут либо врачи, либо, как это ни странно, соседи.

- После убийств в школе № 175 вся страна сопереживала Казани. Какие принимаются меры для предотвращения трагедий, подобных казанской?
- Долгие годы я была директором московской школы. Вместе со своим учреждением я прошла путь становления охранной системы в городе. 15–20 лет назад в школах Москвы родители сдавали деньги на охрану. Сейчас же этот вопрос находится в государственном регулировании. Во-первых, исполнительная власть Департамента образования сама проводит тендеры с охранными предприятиями. У нас работают люди в форме, которые проходят определённый инструктаж, в каждой школе находится чёткий регламент, как и когда надо действовать. Каждая московская школа перед началом учебного года имеет паспорт готовности учреждения. Он включает в себя видеонаблюдение, наличие тревожной кнопки, заключение договора с ЧОПом, его рабочий график смен. То есть в каждой московской школе и во всех дошкольных учреждениях есть охранники, а войти туда можно только по специальным пропускам.

- В Сети всё чаще появляются ролики, как ученики унижают своих преподавателей. Вы защищаете детей, но предусмотрена ли защита для учителей и воспитателей? Например, тех, которых оскорбляют ученики. Что им делать в такой ситуации?
- Такое ощущение, будто преподаватель один, а вокруг куча детей, которые пытаются его обидеть. У меня вопрос сразу же: является ли профессионалом этот преподаватель. Люди, которым мы доверяем наших детей, они профессионалы и должны уметь работать с детьми разных категорий – и с детьми, у которых девиантное поведение в том числе. В детских колониях тоже есть школы, и там преподаватели работают с детьми, которые вообще совершили тяжелейшие уголовные преступления. Если возникает проблема, то педагог никогда не один, ему всегда сможет помочь педагогическое сообщество.

Дети приходят из разных семей. Бывают дети счастливые, а бывают глубоко несчастные. Задача педагога – разглядеть это. Чтобы вложить ребёнку в голову правильный выбор, нужна система воспитательной работы. Ещё я хочу обратиться к родителям: ни в коем случае не позволяйте себе при ребёнке ругать школу, ругать учителя. Вы же потом сами говорите: "Почему он не любит школу, не слушает учителя". Когда родители критикуют школу, ребёнок верит им, ведь они для него гораздо больший авторитет, нежели учитель. Имеете ли вы вообще право на отрицательное высказывание о каких-то действиях учителя из школы? Право имеете, но детей против настраивать не нужно.

"Если мы будем отстраняться от проблем детей и заниматься только их образованием, тогда получим то, что произошло в Казани", - Ольга Ярославская, уполномоченный по правам ребёнка в Москве