В России, особенно начиная с 19 века, признавалась важность профилактики инфекций и ликвидации её очагов. Все противовирусные меры сначала тестировались в столице, а затем уже распространялись на всю Российскую империю.

– В 1903 году были приняты новые правила с учётом последних медицинских достижений и современных научных разработок, – рассказали Metro в Главархиве. – Прежде всего, они предписывали следить за состоянием воды и почвы. Водоёмы очищали от загрязнений, особое внимание уделяли очистке водопровода. Но просто очищать водоёмы было недостаточно, нужно было дать горожанам возможность пользоваться хорошей водой как для питья, так и для стирки. Для этого на улицах, в трактирах, столовых и других людных местах выставлялись бочки с остуженной кипячёной водой, а все места общепита находились под постоянным особо строгим санитарным контролем. Кроме того, было важно следить за удалением нечистот: нельзя было просто выливать их на землю или в открытые канавы, их нужно было обязательно закапывать.

В начале прошлого столетия на первое место ставилось раннее обнаружение каждого случая заболевания. Для этого населению объясняли правила поведения во время пандемии. Всем семьям, владельцам домов и содержателям гостиниц нужно было сообщать о каждом случае болезни или смерти под риском уголовной ответственности. Что касается лечения, то в дореволюционной Москве существовали несколько учреждений, которые занимались борьбой с инфекционными заболеваниями.

– Сотрудники бактериологической станции собирали анализы у тех, кто находился в группе риска, и создавали вакцины, – объяснили в Главархиве. – Санитарное бюро – аналог современной Санэпидемстанции – следило за эпидемиологическим состоянием окружающей среды, контролировало уровень заболеваемости населения и качество продуктов. Именно врач Санитарного бюро должен был первым приезжать в дома, где были подозрительные заболевшие, руководить обследованием и госпитализацией. Также отдельно существовала дезинфекционная камера, чьи специалисты проводили дезинфекцию вещей заболевшего. Кроме того, строились временные больницы для заболевших холерой, которые после победы над инфекцией уничтожались.

Допускалось, как и в наши дни, лечение на дому, если больной отказывался ехать в больницу. Но всё же, конечное решение оставалось за санитарно-исполнительными комиссиями и координационными органами по противодействию болезням, куда входили врачи, полицейские и представители различных ведомств.

– Очень важно было не допускать распространения заболеваний на общественном транспорте, – добавили в Главархиве. – В первую очередь, на железных дорогах и водном транспорте, которые к началу 20 века были одними из основных средств массового передвижения по Российской империи. Уже во время холерной эпидемии 1892-1895 годов были разработана и опробована целая система по профилактике вирусов в транспорте. Были определены меры использования дезинфицирующих средств и заготовке кипячёной воды на станциях, правила по выдаче сдачи в вокзальных буфетах на специальных отдельных блюдечках, а также инструкции по личному предохранению от холеры и порядок приёма заболевших в дороге пассажиров в городские и местные больницы. Кроме того, на железных дорогах был организован бесплатный проезд выписывающихся из холерных больниц неимущих пациентов. Все эти меры способствовали предотвращению заболевания, а также устранению эпидемий в России в начале 20 века, например, победы над эпидемией тифа в Гражданскую войну и испанки в 1918-1920 годах. Вопросы борьбы с эпидемиями надолго стали приоритетными для всех уровней советской власти. С 1932 по 1940 год Моссоветом было принято около 20 решений и распоряжений по профилактике и организации борьбы с эпидемиями тяжелых заболеваний. В итоге даже в годы Великой Отечественной войны в столице наблюдались лишь отдельные локальные вспышки заболеваний тифом.