Маленькие пациенты со всей России, которые остро нуждаются в пересадке почки и вес которых не дотягивает до 10 кг, могут остаться без квалифицированной медицинской помощи. Тревогу бьют родители таких детей, они держатся вместе, их больше 200 человек. На днях они создали петицию на сайте change.org под названием" Дайте детям шанс на жизнь! Верните работу команде врачей во главе с Каабаком М.М.", а также разместили несколько видео в соцсетях с аналогичным призывом. Петицию на момент написания материала подписало уже почти 15 000 человек.

– Михаил Каабак и ещё один врач-трансплантолог Надежда Бабенко единственные в стране берутся за детей с весом до 10 кг, нуждающихся в пересадке донорских органов, – рассказала Metro мама одного из пациентов Екатерина Григорьева. – Эти доктора трудились в новом отделении заместительно-почечной терапии на базе Национального медицинского исследовательского центра "Центр Здоровья Детей" (НЦЗД). Это отделение было открыто в феврале этого года, оно было очень хорошо оборудовано, оно было вместительным и все пересадки проводились именно там. Но в конце октября Каабак и Бабенко были уволены из-за того, что их программу лечения не одобрил Минздрав.

– Наша технология, основанная на алемтузумабе, используется с одинаковой частотой и для детей, и для взрослых. Маленьким детям с весом до 10 кг она позволяет с большей вероятностью принять почку от взрослого человека, и тогда можно рассчитывать, что эта почка прослужит десятки лет. Препарат входит в международные клинические рекомендации по трансплантации органов и используется при каждой седьмой пересадке почки ребёнку в Америке. Из-за феноменальной клинической эффективности мы используем его с 2006 года. И за это время получили 90%-ную пятилетнюю выживаемость детей после трансплантации. А когда мы раньше использовали классическую программу лечения, то у 50% детей в первые пять лет после трансплантации наблюдали потерю функции пересаженного органа, – сказал Metro детский хирург Михаил Каабак. – Но в российских клинических рекомендациях алемтузумаба нет. Сейчас у Минздрава есть категоричная позиция, что его использовать не нужно. Почему ведомство не препятствовало использованию алемтузумаба раньше, а сейчас возникли проблемы – могу только гадать.

Стоит отметить, что алемтузумаб на официальном сайте Минздрава присутствует в перечне жизненно-необходимых препаратов для медицинского применения на 2020-й год. Но его рекомендуют применять не для подготовки пациента к пересадке того или иного органа, а для лечения рассенного склероза. Соответственно, на регулярной основе и бесплатно алемтузумаб можно получать только для лечения заболевания, прописанного в перечне. Поэтому для нужд отделения в НЦЗД под руководством Каабака лекарство закупали в основном за счёт благотворительных фондов. По словам Каабака, программа с алемтузумабом закрыта по инициативе главного трансплантолога Минздрава Сергея Готье.

– Я с ним разговаривал, он выразил своё негативное отношение к этому препарату и сказал, что отделение теперь будет функционировать без нас и без алемтузумаба. В общем, Готье считает, что без этого препарата можно работать – уточнил врач. – Я пытался его переубедить, привёл аргументы, он обещал подумать и переговорить со мной, но пока разговор так и не состоялся. Я придерживаюсь мнения, что наш протокол – это 90 процентов успеха. Если действовать по-другому, то шанс на успех пересадки только 50 процентов. И я сейчас после увольнения занимаюсь организационной работой, чтобы тех детей, которые остро нуждаются в пересадке, прооперировали хотя бы с 50% вероятностью успеха. Либо другими докторами отделения, где я работал, либо в Национальном медицинском исследовательском центре трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова, которым как раз и руководит Готье.

Пресс-секретарь Сергея Готье в разговоре с Metro отметил, что комментарий по сложившейся ситуации есть на официальном сайте центра имени Шумакова. В опубликованном сообщении говорится, что в центре, вопреки опасениям родителей, смогут сделать маленькому ребёнку пересадку почки. Правда, по поводу веса детей, а также по поводу препарата раздора в публикации ничего не говорится.

– К сведению родителей и врачей-педиатров. В НМИЦ ТИО им. ак. В.И. Шумакова выполняются трансплантации почки детям, начиная с первого года жизни, – отмечается в сообщении. – Наш центр, в частности, обладает уникальным опытом не только трансплантаций почки, но и симультанных (двойных) трансплантаций различных органов детям (в том числе печени и почки), а также трансплантации от доноров, не совместимых по группе крови. Трансплантации органов выполняются как от родственных (прижизненных) доноров, так и от посмертных.

Родители сообщили, что уже писали и в Минздрав, и Готье лично, результата нет. Ждать дети не могут: многим из них требуется и скорейшая пересадка органа, и поддерживающая терапия. Где её получать – теперь тоже большой вопрос.

– В НЦЗД, безусловно, остались грамотные доктора, которые смогут эту терапию провести. Но это всего для 15 больных, так как в отделении 15 коек, – подчеркнул Каабак. – Осенью планировалось развитие амбулаторной службы для детей после трансплантации, которых около тысячи. Без нас формирование такой службы прекратится, потому что оставшиеся врачи не обладают специальными навыками и знаниями, чтобы организовать полноценное амбулаторное лечение.

– Сейчас в отделении НЦЗД, которое рассчитано на 15 детей, лежат только два ребёнка. Есть 10-месячный малыш Рома с Сахалина, которому отказали в госпитализации в НЦЗД, чтобы сделать трансплантацию почки. Сейчас его отвезли в Российскую детскую клиническую больницу имени Пирогова, где делают трансплантацию пациентам от 20 кг. Рома весит только 6,5 килограмма. Он подключён к аппарату искусственной вентиляции лёгких, его состояние стабильно тяжёлое. Получается мы все остались без какой-либо помощи, – продолжила Екатерина Григорьева. – Получается мы все остались без какой-либо помощи. Верните наших врачей.