По последним данным, в Москве уже больше тысячи человек заболели коронавирусом. Заболевших госпитализируют не только в медицинский центр в Коммунарке, но и в НИИ скорой помощи имени Склифосовского. Репортёр Metro пообщался с одним из заболевших, который находится в "Склифе" и записал его монолог. Перед началом общения герой попросил не называть его возраст и изменить имя и фамилию.

Алексей Кравцов

Мы с супругой были в отпуске в немецком городе Франкфурт в начале марта. Мы не любители ходить по разным крупным популярным туристическим точкам и обычно посещаем места, о которых мало сказано в путеводителях и до куда добираются немногие. Поэтому, я без понятия, где мог подхватить заразу.

Домой мы прилетели 16 числа: тогда ещё не было хаоса с авиасообщением и добрались без единой проблемы. Я ожидал, что в столице по прилёту нас будут досматривать так, словно мы преступники самой высшей категории. Думал, что будут искать вирус в ноздрях и в карманах пальто. И по прилёту перед паспортным контролем мы действительно увидели множество людей в смешных белых костюмах, потому что многие проверяющие были невысокими и они напоминали маленьких пухлых гномов. Так вот "гномы" кому-то из толчеи прилетевших измерили температуру и всё. Нами на заинтересовались. Только напомнили о необходимости самоизоляции, так как ранее уже вышло постановление. Я пошёл на парковку за машиной, мы сели и поехали домой.

Первые четыре дня всё шло как обычно. Первые симптомы появились 20 марта: температура 37,5, сухой кашель, заложило нос, дико разболелась голова. У жены всё было отлично, в итоге она не заразилась.

Делать нечего: днём позвонили на горячую линию Депздрава, к нам приехали врачи. Записали мой телефон, взяли у меня мазки. Результат ждал день, за это время моё состояние не ухудшалось, но и не улучшалось. Потом мне позвонили и сказали, что тест на коронавирус положительный и надо ехать в НИИ имени Склифосовского. На мой вопрос, почему меня не отправляют в Коммунарку последовал следующий ответ: условия везде одинаковые, прекратите переживать.

Получается, 22 ого марта меня увезли на скорой и положили в двухместную палату. Знаешь, я родом не из Москвы и в детстве много лежал в больницах. В одной из них в палате не было ни лампочки, ни тумбочки: папа с мамой всё приносили. Поэтому палата в Склифе показалась мне просто райской. Возможно, она и далека от идеала, но по сравнению с палатами моего детства это пятизвёздочный отель: тумбочки, санузел рядом, чисто, есть свет, четырёхразовое питание, ничем не воняет.

Как поступил, взяли все анализы: опять мазки, несколько колб крови и мочу. Выдали одежду. Вечером пришёл лечащий врач и подробно стал расспрашивать про симптомы и про то, с кем я контактировал в Москве. На мой ответ, что только с женой и "гномами", врач рассмеялся и сказал: Расслабься, гномы не заболеют. Разговор длился минут 30, потом он мне рассказал, что вирус опасная штука и запросто может погубить лёгкие человека. Потом сообщил про дальнейшие действия. Сказал, что 25 марта ещё раз возьмут все анализы, сделают компьютерную томографию, будут колоть антибиотики и будут мониторить моё состояние, чтобы понять, нуждаюсь ли в интенсивном лечении.

За два дня в клинике температура упала до 37, кашель не прекратился, но пошёл на спад. Давали противовирусное, постоянно слушали лёгкие, дали капли для носа. Вчера мне сообщили, что один из тестов на коронавирус, дал отрицательный результат. Врач сказал, что я побеждаю коронавирус, но расслабляться не надо. С промежутком в несколько дней мне надо сдать ещё два теста, и если всё будет хорошо, меня выпишут.  

Пока нет процедур слушаю книгу "Петровы в гриппе и вокруг него". Если реклама, можешь не писать. Но уж больно давно хотел прочитать, а тут такая возможность и повод как бы тоже есть. Ещё просто хожу по палате, какая-никакая зарядка. Жена на карантине дома, переживаю. Смотрит сериалы, высылает фото, пишет, что любит. Такое ощущение, что будто нас разлучила война, но она вот-вот закончится, я приеду домой и мы радостно посмотрим друг на друга.

Все эксклюзивные материалы Metro о коронавирусе читайте ЗДЕСЬ.