– Ой, а можно потрогать? А можно сфотографироваться? – эти вопросы то и дело звучат на Международном салоне кукол возле стенда, где усажены нарядные детишки. Глаза, волосы, кожа, ногти – всё как будто настоящее, жизненное. Даже вены на ножках просвечивают характерным синеватым оттенком. Рост, вес, окружность головы и другие антропометрические данные тоже в точности повторяют младенческие. Это куклы-реборны (от англ. reborn – "возрождаться, получать новую жизнь"). Наталья Кулюгина уже семь лет занимается их изготовлением: виниловые заготовки покупает за границей, затем наносит на них полупрозрачные слои краски, покрывает лаком, вставляет глаза, "вживляет" волосы.

– Работа тончайшая, тут 50 слоёв краски, – объясняет Наталья. – Но сложнее всего с волосами. Каждый вклеиваю кисточкой отдельно, аккуратно делаю завиточки. Нужен одинаковый наклон, никаких плешей. Учитывая, что волосков несколько тысяч, только на это уходит месяц, спина затекает страшно. Использую козью шерсть или человеческие волосы, которые продают для наращивания.

Создание одной куклы занимает около полутора месяцев. Все они получают имена.

– Вот Вильма, вот Маттиа, вот Офелия, – Наталья мастерит в основном девочек. Есть в её коллекции и мальчуганы, и даже животные – обезьянка и хрюшка.

Стоимость реборна – от 35 до 50 тысяч рублей. Среди покупателей раньше было немало иностранцев, но в последнее время виниловые пупсы всё больше интересуют москвичей.

"Эти куклы вечные – не стираются, не выгорают, их легко мыть. И они абсолютно безопасны".
Наталья Кулюгина, художник-кукольник

– Кто-то берёт в подарок для дочки как обычную куклу. Кто-то – для себя. Недавно пожилая пара приобрела у меня девчушку. Нянчатся с ней каждый день, охают, ахают. При этом у людей есть свои дети и внуки.

Порой Наталья сталкивается и с враждебной реакцией: к куклам боятся прикасаться, смотреть им в глаза.

А самое интересное происходит в аэропорту. Таможенники, просвечивая багаж, мгновенно бледнеют. Потом у них вторая волна шока, ведь никто не верит, что ребёнок – из винила. В апреле полечу на выставку за границу, повезу целый чемодан реборнов. Уже представляю, какой в Шереметьево начнётся переполох.