Потомки героев войны снова вышли с портретами родных на улицы города, чтобы почтить их память на акции "Бессмертный полк". Мы попросили участников шествия поделиться историями людей, изображённых на их табличках.

Анастасия, 26 лет, врач

Это мой прадед, Константин Петрович. Он родом из Киевской области, город Сквира. В 1941-м пошёл на фронт и его взяли в плен. У них с прабабушкой было трое детей. Она не имела образования, не умела читать и писать, была маленькой и хрупкой. Но когда прошёл слух, что его видели в концлагере в Польше и что пленных выдают жёнам, она оставила детей, старшему из которых было девять, средней три, а младшему годик, и пошла за мужем. Пробралась в поезд, который шёл в Варшаву. Старшим сыном был мой дедушка. Была зима, и чтобы добыть еду, он ходил по полям и искал замёрзшую картошку и свёклу. Иногда подбирался к котлам, в которых немцы варили себе еду, и пытался что-то стащить. Бывало, что они стреляли. Но были и немцы, которые сами кормили детей картошкой и хлебом, доставали фотографии своих детей, плакали и говорили: "Я здесь не по своей воле..." Найти деда так и не удалось. Обратно прабабушка пришла пешком, дети уже были в тяжёлом состоянии. Но она сама вырастила и воспитала всех, все получили высшее образование, у неё пять внуков.

Анатолий Степанович, 70 лет, учитель

Это мой тесть, Николай Ильич Черноиванов. Он родился в Волгограде, поступил в Ейское авиационное училище и всю войну был лётчиком морской авиации.

Сложнее всего ему было во Владивостоке, когда Япония готовилась на нас нападать, но было непонятно, в какой момент. Совершались провокации, и было неясно, как действовать, и поэтому приказано было сбивать почти всех, кто вылетал со стороны Японии. Он рассказывал, что во время боевых действий не то чтобы какое-то "онемение" происходило в душе, но просто "надо уничтожить цель" – и всё.  "Я не думал, такая была команда, это была война, и мы не должны были показать слабость", – говорил он. То есть во время самих действий не чувствовал, а потом уже, возвращаясь с полётов к семье, которая находилась в городе, "отходил". С ним были жена, мама жены, трое детей, и это ему, конечно, очень помогало.  
Война сделала его мягче, душевнее, он говорил: "Я был каким-то необтёсанным, а теперь понимаю, что такое жизнь человека".

Марат, 13 лет, школьник

Это портрет моих прабабушки и прадедушки, звали их Татьяна Васильевна и Георгий Васильевич. Когда началась война, они были ещё совсем молодыми. Бабушка жила в Ленинграде, а дедушка в Одессе. Оба ушли на фронт. Оба служили в войсках связи, были связистами. Там, на войне, они и познакомились, служили в одном полку.

Прадедушка командовал женским батальоном и из всех девушек выбрал себе в жёны мою прабабушку. Поженились они сразу после войны. Но служба для прабабушки и прадедушки на этом не закончилась, их отправили на Дальний Восток.

А уже в Одессе у них родился мой дедушка. Прожили они вместе 40 лет. Мама рассказывает, что относились они друг к другу очень трогательно и бережно, а День Победы был самым главным и святым праздником в их семье.

Роман, 51 год, менеджер

Это мой дедушка Рамазан Юзбегов – лезгин из гусарского района Азербайджана. Он был рядовым пехотинцем, прошёл всю войну, дошёл до Берлина и там, освобождая пленных, встретил среди них родного брата своей жены, которого уже считали погибшим, потому что не получали от него писем. Естественно, эта встреча их очень сблизила. Оба прожили много лет.

Ещё на войне он получил осколочные ранения ноги. Осколки остались, но он нормально ходил и нога не болела до старости. А знаю я об этом, хоть он особо и не любил рассказывать мне про войну, потому что уже в старости нога всё-таки воспалилась и опухла, и тогда он прямо при мне нагрел нож над огнём, чтобы обеззаразить, и всё это вырезал.

Когда война закончилась, он ещё два года оставался в Берлине и работал киномехаником. А вернувшись на родину, стал работать электриком, у них с бабушкой было 22 ребёнка и осталось очень много внуков и правнуков.

Москвичи поддержали акцию "Бессмертный полк": фото и видео