Накануне Дня города Metro от имени всех читателей хочет сказать спасибо настоящим героям своего времени – столичным врачам, водителям, волонтёрам и представителям других профессий, без которых невозможно представить жизнь такого огромного, динамичного и стремительно развивающегося мегаполиса, как Москва. Над материалом работали: Ольга Кабанова, Дмитрий Роговицкий, Руслана Карпова.

Самые главные люди в Москве – это её труженики, люди разных профессий, которые играют важнейшую роль в жизнеобеспечении города

1. Сварщики. Они принимают участие в строительстве дорог, в том числе и развязки Северо-Восточной хорды с Ярославским шоссе в районе Северянинского путепровода (на фото).

2. Дорожные рабочие. Именно они следят за состоянием дорожного полотна в городе и оперативно меняют его, если необходимо.

3. Метростроевцы. Без них метро не "дошло" бы до отдалённых районов Москвы.

4. Пекари. Кто, если не они, испекут вкусные булочки или чиабатту к завтраку?

5. Курьеры. Благодаря доставщикам нам не нужно выходить из дома, чтобы купить продукты.

Дарья Курбатова, волонтёр

Дарья – студентка второго курса. Учёбу она практически ежедневно совмещает с волонтёрством.

– Я по уши в волонтёрской деятельности, – рассказала она Metro. – Участвую в разных мероприятиях и проектах ресурсного центра "Мосволонтёр". Во время парада Победы, например, была менеджером волонтёрского корпуса (помогала в организации, проводила брифы команды тим-лидеров и волонтёров на площадке, составляла таблицы). Ещё ездила с ветеранами в город воинской славы Ржев, была волонтёром на музейно-храмовом комплексе "Дорога памяти".

Дарья учится на факультете преподавания в начальных класса, параллельно подрабатывает в кафе и няней.

Дарья учится на факультете преподавания в начальных класса, параллельно подрабатывает в кафе и няней.

предоставлено героиней публикации, "Metro"

Фото:

В разгар карантина, когда все сидели по домам, Дарья тоже в стороне не осталась:

– Я участвовала во всероссийской акции "Мы вместе": проводила инструктажи для волонтёров, выдавала средства индивидуальной защиты, формировала и выполняла заявки. На задания шла с чувством, что выполняю долг и осуществляю свою мечту – перманентно нести добро в массы, даже когда вокруг такая обстановка. Я рада была возможности продолжать помогать тем, кому в тот момент это было действительно необходимо. Каждая заявка дарила массу положительных эмоций. Даже если был проливной дождь и получалось так, что нужно долго идти пешком, я понимала, что оно того стоит. Ведь в заявке были такие важные вещи, как продукты питания, лекарства и жизненно необходимые препараты. Было ощущение,что все мы выполняем особую миссию.

Режим самоизоляции и ограничений, по словам Дарьи, пошёл волонтёрству на пользу:

– Те, кто раньше не так серьёзно воспринимал волонтёрскую деятельность, изменили своё мнение в лучшую сторону. Безмерное количество слов благодарности, звонков и видеообращений поступало к нам в общем и ко мне в частности от наших заявителей. Их искренние слова "спасибо" дарили вдохновение и мотивацию, а их горящие глаза возвращали силы.

Семён Супрунов, преподаватель

РЭУ им. Плеханова, где Семён преподаёт испанский язык, как и все другие московские вузы, с началом режима самоизоляции перешёл на дистанционное обучение. График работы не изменился, но работать поначалу приходилось дольше, чем в стенах университета.

– Студенты у нас сейчас продвинутые, легко разбираются в технических вопросах, – рассказал Супрунов. – Преподавателям понадобилось время, чтобы освоить системы, по которым строится "удалённый" учебный процесс: Skype, Discord, Zoom, LMS. Для меня это был вызов! Не хотелось ударить в грязь лицом перед студентами, которых я люблю как своих детей. Они потрясающие – эмоциональные, харизматичные, увлечённые. Ребята не должны были пострадать из-за того, что их преподаватель какой-то неумеха.

Семён Супрунов преподаёт испанский язык в РЭУ им. Плеханова.

Семён Супрунов преподаёт испанский язык в РЭУ им. Плеханова.

предоставлено героем публикации, "Metro"

Фото:

Буквально за несколько дней Семён освоил новые принципы работы.

– Мы практически не чувствовали разницы между уроками вживую и общением через экран. Я доверяю студентам и знаю, что большинство из них не списывало, выполняя задания. Более того, необычные условия работы ещё сильнее сблизили нас. Ребята даже изобрели шутливый термин – zoombie. Так стали называть тех, кто круглосуточно трудится в системе Zoom. Моя семья тоже была счастлива: глава семейства всегда дома, может в случае чего поменять подгузник сыну Гришке.

В итоге все студенты успешно сдали летний экзамен. Новый учебный год в университете стартовал уже в очном формате. Всем студентам и преподавателям выдали маски, попросили соблюдать правила дистанцирования.

– Пандемия дала понимание того, что, несмотря на сложные обстоятельства, студенты не теряют мотивации учиться, – говорит Супрунов. – А я только рад такому стремлению. Значит, мы, педагоги, актуальны всегда – с компьютерными технологиями или без них. Кроме того, Москва и москвичи всегда открыты к любым инновациям, не боятся их воспринимать и реализовывать. И, конечно, нельзя не отметить их безумную работоспособность и стрессоустойчивость. Вот тут мне есть чему поучиться.

Мария Ревкова, психолог

Мария – заместитель руководителя филиала Московской службы "Телефон неотложной психологической помощи" - 051. Весь карантин она вместе с коллегами по 12 часов подряд, днём и ночью, принимала в офисе звонки от напуганных совершенно незнакомой жизненной ситуацией москвичей. Звонить на "051" по время пандемии стали в два раза чаще.

– Общий уровень тревожности, конечно, повысился, – рассказывает она. – Люди, начиная с марта, обращались чаще всего именно с этой темой. Тревога за себя, за близких, за будущее. Сначала это были пожилые люди, ведь они находились в особой группе риска и первыми оказались на самоизоляции. Но потом стали звонить москвичи всех возрастов, кроме детей.

Мария за работой в колл-центре.

Мария за работой в колл-центре.

Василий Кузьмичёнок

Фото:

У Марии, как у опытного психолога с индивидуальным подходом, не было и нет общего рецепта для всех обратившихся за помощью людей. Но искреннее сочувствие и сопереживание она готова была дать каждому.

– Было важно выслушать каждого и разделить эту его тревогу, тем самым снизив её. Сказать: "То, что вы переживаете, – это нормально. Я тоже человек и боюсь, как и вы. Психологи, так же как и все остальные, тревожатся и ищут выход". Чтобы человек понял, что он сейчас не один на один с этой бедой. А затем вместе начать искать конкретный выход из ситуации. Когда тревога разделена и осмыслена – мы способны принимать правильные решения, а не действовать бездумно.

При этом Мария нисколько не кривила душой, ей действительно тоже бывало тревожно:

– Я была неприятно удивлена тем, как хрупка наша жизнь. При всех технологических достижениях человечества, если такое происходит – не застрахован никто, рискуют все. Но было и приятное удивление – то, как люди в такой трудной – практически военной – ситуации проявляли свои лучше качества.  Готовы были приходить на помощь, быть волонтёрами, доставлять тем, кто нуждается, продукты, лекарства, и даже дрова! Меня это глубоко тронуло. И организованный городом оперативный штаб работал великолепно!  Были охвачены сферы жизни и все категории людей – никого не забыли.

Не оставили друг друга без поддержки и сотрудники службы "051".

– В смене нас одновременно работает 10 человек, и мы регулярно горячо обсуждали все новости, все изменения, предлагали друг другу какие-то идеи, в том числе, и в консультировании, делились какими-то сложными случаями. Нас это очень сблизило. Открылась, можно сказать, новая грань профессии, мы стали ещё более сплочённой командой.

До работы Мария добиралась на метро, и здесь её тоже поджидала тревога:

– Я пользуюсь общественным транспортом всю свою жизнь, и чтобы совладать со стрессом от того,  насколько он непривычно опустел, я объясняла себе, что еду во внеурочное, допустим, ночное время.  

А дома, тем временем, ждали и переживали близкие. Но выбор Марии – не сидеть дома на карантине, как все – родные принимали:

– Меня провожали и встречали, как человека, который утром покидает дом с какой-то особой миссией, а вечером возвращается с чувством отчасти выполненного долга. И я действительно чувствовала свою повышенную востребованность, знала, что людям сейчас особенно нужны моя помощь, моё непосредсвенное участие.

Сергей Сёмочкин, сотрудник "Гормоста"

Сергей возглавляет бригаду дорожных рабочих "Гормоста", работающую на востоке Москвы. Это они с коллегами заботятся о том, чтобы наземные и подземные уличные переходы и мосты столицы были чистыми и ухоженными.  

– Я работаю в этой организации уже 10 лет, с 2010 года, и люблю делать город чище, лучше, стараться для москвичей, для гостей столицы, – поделился Сергей с Metro.

В таком облачении работает Сергей.

В таком облачении работает Сергей.

Василий Кузьмичёнок

Фото:

А в последние три года отделение "Гормост-Восток" стало и вовсе семейным местом работы Сёмочкиных: после окончания службы в армии в должности маляра к Сергею присоединился его сын.

– Это большая ответственность для меня,– говорит Сергей. – Хочется, чтобы он работал хорошо, чтобы держал марку.

Несложно догадаться, что самые ценные рабочие моменты для Сергея – те, когда они с сыном с утра, при распределении заданий, попадают в одну бригаду.

А ещё когда доводится работать на интересных исторических объектах.

– Один из любимых – это акведук в Ростокинском парке. В обычные дни он закрыт, а перед выходными мы приезжаем, нам его открывают, и мы наводим порядок для того, чтобы в выходные люди могли полюбоваться таким сооружением.

Годы работы повлияли на отношение Сергея к порядку и в обычной жизни.

– Я привык следить за чистотой, стал даже делать замечание, если, например, вижу, как молодые люди бросили бутылку, намусорили. Говорю: "Нехорошо так делать, чисто не там, где убирают, а там, где не мусорят". Некоторые понимают свою ошибку и извиняются, некоторые, конечно, реагируют агрессивно.

С приходом пандемии заботиться Сергею и его коллегам пришлось не только о чистоте, но и о безопасности: бригаде было поручено обрабатывать переходы, находящиеся в них перила, двери, ручки – всё, что горожане трогают руками, – дезинфицирующим средством.

– Состав называется "Сабисепт", – рассказал он Metro. – Это не обычные моющие средства на основе щёлочи, с которыми мы работали раньше. В него входят антисептические средства, которые уничтожают микробы, бактерии, разные болезнетворные грибки и вирусы.

Редкие во время карантина прохожие благодарили Сергея и его коллег:

– Говорили: "Спасибо вам большое, спасибо за вашу работу, за то, что делаете для нас такое доброе дело". Мы всегда отвечали: "Не за что, это наша работа". И мы правда не паниковали, а старались работать в своём обычном ритме, слаженно и уверенно. Мы понимали, что нужно бороться с этим вирусом, что наша работа нужна людям, что мы находимся на первом рубеже и наша задача – стараться, чтобы эта инфекция не пошла дальше, защитить от неё своих родственников и близких.

Екатерина Мухина, врач

До пандемии Екатерина работала врачом-терапевтом в ГКБ № 15 имени Филатова. Но с началом самоизоляции специализацию пришлось поменять.

– Перед нами были поставлены определённые задачи: нужно было в кратчайшие сроки перепрофилироваться для работы с больными коронавирусной инфекцией, – рассказала Metro Екатерина. – Оставшихся пациентов выписали или перевели в другие медучреждения. Я прошла обучение, стала заведующей приёмным отделением. На работе нужно было каждый день носить специальный костюм (по требованию Роспотребнадзора), график и режим тоже изменились. Мы занимались перераспределением потоков – больных с уже подтверждённым коронавирусом и пациентов с подозрением.

Во время пандемии Екатерина занималась распределением поступающих в больницу пациентов.

Во время пандемии Екатерина занималась распределением поступающих в больницу пациентов.

предоставлена героем публикации, "Metro"

Фото:

Ходить на работу в эти непростые дни Екатерине было не страшно. Она понимала, что это необходимо, и чувствовала ответственность перед пациентами.

– Чувство долга всегда присутствует в нашей профессии, – пояснила она. – Мы все восприняли это как определённый жизненный этап. А вот семья, конечно, беспокоилась за меня. Родственники, конечно, были готовы к тому, что я буду работать с больными коронавирусом. Чувство беспокойства и сейчас есть, они всегда переживают за меня. Но мы соблюдаем все меры предосторожности и безопасности, поэтому всё нормально.

По словам Екатерины, за время пандемии у населения изменилось отношение к врачам в лучшую сторону.

– Раньше люди относились примерно так: ну медики, ну врачи. А сейчас уважение выросло в разы. Я это сужу по своему окружению, знакомым, друзьям. Многие выставляют в соцсети посты с благодарностью, оставляют хорошие отзывы, звонят. Очень приятно это слышать.

Екатерина уверена: помимо работы медиков большой вклад в победу над пандемией внести власти, которые оперативно перепрофилировали больницы, закупили оборудование и обучили врачей. И, конечно, сами москвичи, ответственно соблюдавшие рекомендованные меры безопасности.

Кирилл Молочников, водитель автобуса

Кирилл в своей профессии с 2012 года. Всё это время он водит автобусы на юго-западе столицы: первые шесть лет по 163-му маршруту, а сегодня – по 281-му.

– Чувство, что ты помогаешь людям добраться до работы или любого другого места, греет душу, – признаётся Кирилл. – В период пандемии это чувство только усилилось. Хотя в салоне автобуса, как правило, находилось несколько человек, я понимал, что эти люди – курьеры, врачи, волонтёры, работники социальных служб – спешат по делам, и я тоже как-то причастен к их долгу. Порой видел такую картину: в салоне сидит около десятка пассажиров, и все они в куртках жёлтого или зелёного цвета, то есть в фирменной одежде сервисов доставки еды.
Работать во время режима самоизоляции было необычно, не скрывает наш собеседник.

– Полупустые салоны – такое случалось и в "непандемийные" дни. Но пустые дороги – это было в диковинку. Даже в самых загруженных местах вдруг исчезли пробки, никто не бибикал. Это позволяло чувствовать себя спокойно, всегда укладываться в график.

Во время режима самоизоляции Кирилл продолжал возить людей на работу и с работы.

Во время режима самоизоляции Кирилл продолжал возить людей на работу и с работы.

Василий Кузьмичёнок

Фото:

Близкие Кирилла переживали за его здоровье. Но сам он был уверен: всё под контролем.

– Я, как говорится, предохранялся, – улыбается Молочников. – Хотя в кабине находился в одиночестве и не продавал билеты пассажирам, надевал маску, перчатки, которые выдавали на работе, пользовался антисептиком. Дефицита в этом не было. Что касается салона, его тоже дезинфицировали после каждого "круга" (поездки от одной конечной до другой. – Прим. ред.).
В период пандемии Кирилл сделал любопытное наблюдение.

– Мне стало казаться, что люди стали более благодарными. Многие, выходя на конечной и не только, говорили спасибо. Для меня это было самой ценной наградой, я улыбался в ответ.
Самого водителя пандемия тоже немножко поменяла.

– Я стал более внимательно подходить к вопросам гигиены: лучше не просто помыть руки, а вдобавок обработать их антисептиком, чтобы не дай бог ничего не подцепить. Вы тоже не забывайте об этом. А ещё, пожалуйста, не забывайте оплачивать проезд.