Заместитель гендиректора столичной строительной фирмы Алишер Сахибназаров уже более месяца не видел супругу и ребёнка. Всё началось с того, что его кожа почти целиком покраснела, из-за чего его забрали в больницу. Затем он прямо в палате заразился коронавирусом, после чего 40-летнего мужчину срочно транспортировали в "ковидную" больницу. Прямо сейчас он находится в обсервации, откуда его отпустят только после того, как три теста на COVID-19 будут отрицательными. Репортёр Metro узнал у Алишера подробности.

Кожа, печень, ковид

– В апреле вся кожа стала красной, это была сильнейшая крапивница, – рассказал Metro Алишер Юсупович. – Вызвали "скорую". Сначала меня отвезли в инфекционку, чтобы исключить корь, и затем отправили в 13-ю больницу. На первом этаже сделали КТ – там так поступают со всеми, кого привезли. КТ показал, что лёгкие чистые, никакого ковида. И только после этого меня отвезли в большую и комфортную палату. Больничные условия мне понравились, только питание подкачало. Был, правда, страшный момент, который в этой своей эпопее считаю самым неприятным. Видел, как умирает мой сосед по койке. Ещё вчера мы с ним общались за одним столом, и вот на моих глазах его не стало. Пять дней провели вместе, пока не произошла трагедия. Все говорят – ковид, ковид, но люди умирают не только от этой болезни.

"Полезно для тех, у кого депрессия": Христофер Земляника отработал в ковидной реанимации уже почти месяц

В течение десяти дней Алишера лечили от крапивницы, дожидаясь, пока покраснение не пройдёт целиком. И уже перед выпиской у него взяли биохимический анализ крови. Оказалось, что у мужчины было значительное увеличение ряда показаний печени. Один из них был превышен в 20 раз. Тогда Алишера решили оставить, так что в общей сложности он провёл в больнице 21 день. Вскоре после биохимии появился диагноз – печёночная недостаточность второй степени.

И пока его лечили от данного заболевания, произошло инфицирование коронавирусом.


"Не мог рисковать семьёй"

– Сложно сказать, как это произошло, – пожимает плечами Алишер. – Единственное, к нам в палату поместили военного, он пробыл с нами буквально сутки. Рассказывал, что побывал в Коммунарке. Я спросил, полностью ли его вылечили, он ответил: "Не знаю". Днём этого военного перевели в Бурденко. Не исключаю, что заразил меня и ещё одного человека в палате именно военный. Вдруг не прошёл 14-дневный карантин? Ещё была ситуация – заразилась какая-то бабушка, всех по тревоге согнали в коридор. Да, мы были в масках, но не исключаю, что эта кучность сыграла свою негативную роль. Сначала я злился на больницу, но сейчас думаю, что это – норма, учитывая обстоятельства. Всем пациентам делают КТ на первом этаже, и если всё чисто, пускают в палаты. Но мазок-то даст результат только через три дня. И вот за эти три дня такой больной может заразить других. Поэтому я никого не виню.

О ковиде Алишер узнал всего за четыре дня до выписки. Он закашлялся, появилась сильная мокрота. Ночью почувствовал себя ещё хуже, поэтому утром пришлось пообщаться с врачом. Было решено сделать ему КТ, чтобы исключить пневмонию.

– Вскоре прибежала девочка, взяла у меня кровь, – вспоминает Алишер. – Появился врач и сказал, что по КТ плохие показатели, поэтому меня в срочном порядке переведут в другую больницу. И только тогда я сказал обо всём своим близким. Они очень волновались за меня. Ждали дома, ведь меня вот-вот должны были выписать. А тут такие новости. За мной приехали в тот же день поздно вечером – люди в противочумных костюмах отвели в машину "скорой" и доставили в 68-ю больницу. Честно говоря, был абсолютно спокоен, потому что выгорел уже гораздо раньше, стало всё равно. Ну а в новой больнице очень быстро подтвердили ковид.

"Отпевали онлайн": москвичка рассказала, как от COVID-19 умерла её мать

По словам Алишера, течение болезни у него было лёгкое – ни диареи, ни высокой температуры, ни сильной ломоты. Единственное, он терял обоняние. А вот КТ показало, что у него 50-процентное поражение лёгких. От коронавируса москвича лечили 13 дней – давали таблетки, делали уколы.

– Всё было хорошо, за исключением того обстоятельства, что мы лежали в стеснённой палате с обшарпанными стенами, – продолжает Алишер. – Оказалось, под палату переделали кабинет врача и внесли туда пять коек. Зато кормили там отменно. Я не видел совсем уж тяжёлых пациентов. Но подружился с одним мужчиной, который прошёл через реанимацию. Ему повезло, к ИВЛ не подключали – и вскоре выписали. Вообще, там хорошая компания подобралась. При таких событиях крайне важно лежать в одной комнате с приятными людьми...

Вскоре дело пошло на поправку. Однажды Алишер спросил у врача, могут ли жена и ребёнок, живущие в квартире в Москве, заразиться от него коронавирусом.

– Когда врач подтвердил это, я сам попросил, чтобы меня отправили в обсервацию, – признался мужчина. – Мне сказали: "Никаких проблем!" В семье моё решение поддержали – я не мог рисковать близкими!


Райская обсервация

В итоге Алишеру пришлось вновь ехать не домой – в этот раз его повезли в Социально-реабилитационный центр ветеранов войн и вооруженных сил, что на Олимпийском проспекте. Он заранее ничего об этом месте в Интернете не "гуглил". Но когда его привезли, был поражён – настолько хорошие были условия.

"Должен был снять жильё": заболевший вирусом москвич рассказал, что его мать подключили к ИВЛ

– По приезду всю мою одежду и вещи сняли, положили в чёрный пакет, который я заберу при выписке, – отметил Алишер. – В центре мне выдали нижнее бельё, спортивный костюм, две футболки, банное полотенце, щётку и зубную пасту, бритвенный станок, расчёску. С собой разрезили взять только телефон, зарядку и кое-что из еды. В номер меня заселили ещё с одним человеком. Каждое утро к нам заглядывают медики, чтобы измерить температуру, лечение уже не проводится. Из номера мы выходить не можем. Ещё запрещены доставки, родные тоже ничего из дома передать не могут. Полное отключение от внешнего мира. Еду нам приносят, уборку тоже делают. Если человек к нам заходит, то он в полном обмундировании. Есть вайфай, телевизор, радио. В комнате – бактерицидная лампа. Если что-то нужно, есть телефон, можно позвонить санитарке.

Алишер отметил, что на данный момент у него нет отрицательных тестов. В больнице было два положительных, ещё один сделали за день до выписки и результат ему неизвестен. Из обсервации его выпустят только тогда, когда на руках будут три отрицательных теста. Сейчас он очень скучает по семье и ждёт не дождётся, когда его выпишут, чтобы наконец-то обнять жену и ребёнка.


При заселении в номер Алишер увидел на столике любопытную памятку для тех, кто поступил в обсервацию. Вот выдержки из неё:

Простые правила:

– В целях сохранения вашего здоровья и здоровья окружающих людей вам нельзя выходить из номера;

– В целях противопожарной безопасности в номерах отсутствуют чайники, утюги и другие привычные электроприборы. Если вам необходимо вскипятить воду, обратитесь к дежурной медсестре;

– У нас не курят и не пьют алкоголь;

– Пожалуйста, соблюдайте правила гигиены и поддерживайте порядок в номере. Для мусора и бытовых отходов используйте специальные ёмкости, расположенные в номерах;

Управление стрессом:

– Мы допускаем, что пребывание в обсерваторе является для вас стрессовой ситуацией. Вы можете испытывать чувство тревоги, страха, гнева, подавленности. Это нормальная реакция на новые, непривычные обстоятельства. Каждому человеку нужно время, чтобы к чему-то привыкнуть и освоиться;

– Не надо ждать, когда закончится карантин. Живите здесь и сейчас. Эти дни – время вашей жизни. Наполните их заботой о себе и тем, на что вам всегда не хватало времени;

– Ограничьте просмотр новостей, роликов, ток-шоу, посвящённых развитию ситуации с коронавирусом. Отведите на них несколько минут в день просто, чтобы быть в курсе событий;

– Планируйте свой день и следуйте своему плану. Найдите в нём время для доступной двигательной активности, полноценного сна, ухода за собой, новых впечатлений, размышлений, общения (соврнеменная техника это позволяет);

– Не забывайте о своих близких. Они переживают за вас. Постарайтесь их успокоить;

– Если вы захотите подать жалобу, это ваше право. Чтобы ничего не упустить, напишите текст жалобы на листе бумаги, отведите 2-3 дня на её редактирование;

– Поделитесь с окружающими успешным опытом вашего пребывания в условиях обсервации. Ваш опыт бесценен.