С 17 марта Московский зоопарк закрыт для посетителей, но не для киперов. Они продолжают ежедневно ухаживать за животными.

– Киперы не прекращают свою работу, – рассказали Metro в пресс-службе столичного зоосада вскоре после его закрытия. – Что касается самих животных, если для них что-то и меняется, то в лучшую сторону: так же кормят, поят, убирают – всё как положено. При этом меньше беспокоят.

Белые мишки Мурма и Врангель всё так же резвятся в своём огромном вольере. За ними уже около года ухаживает молодой кипер Дмитрий Коган.

– Я всегда смотрю на подопечных не со стороны посетителей, а из рабочей зоны, – отмечает он. – Много людей или их нет вообще – это никак не влияет на мою работу.

Сама работа состоит главным образом из уборки, осмотра и кормёжки животных.

– Белые медведи, в отличие от других, не впадают в спячку, зимой за ними нужен такой же уход, как и летом, – продолжает Дмитрий. – Вообще, наши мишки очень спокойные, кормить их тоже несложно: рыба, мясо, растительные корма.

А вот третьего подопечного Когана – росомаху по кличке Крендель – спокойным не назвать. Он то и дело кругами носится по вольеру.

– Это милаха-парень, но настоящий бандит! – улыбается кипер. – Для него нужно ежедневно придумывать что-то эдакое: подвесить коробочку, закопать, припрятать, завалить камнями какую-то игрушку, намазать верхнюю ветку дерева мёдом. Кстати, это животное называют маленьким мишкой. У скандинавов был даже миф о том, что раз в несколько лет у медведицы рождается росомаха.

У другого кипера, Веры Лебедевой, говорящая фамилия. В её ведении более ста птиц. Лебедей среди них нет, зато есть кудрявые пеликаны, большие бакланы, ибисы, попугаи, цапли...

– Я в зоопарке уже 20 лет, – говорит Вера. – Вряд ли птицы считают меня своей мамой, но узнают – это точно.

Сложнее всего со стайными птицами, признаётся Лебедева:

– Один полетел – все полетели следом. Один метнулся в сторону – другие туда же. Особенно агрессивными они могут быть в период размножения, охраняя своё гнездо или домик. У парных птиц, например попугаев, более спокойная реакция.

Пожалуй, самый необычный кипер зоопарка – Александр Гатилов, в ведении которого земноводные: лягушки, жабы и прочие амфибии. Его работа кажется не только ответственной, но и относительно опасной.

– Все амфибии ядовиты, – предупреждает Александр. – Но многое зависит от питания. Мы питомцев кормим сверчками, плодовой мушкой, они не получают веществ, которые нужны, чтобы набрать сильный яд. И всё равно, если касаетесь их, лучше потом мыть руки.

Некоторым подопечным Александр даже придумал имена. Амфиуму (змейку наподобие угря) зовут Фима, жабу-агу – Агуша. Последняя, к слову, весит около  2 кг.

  – Это самка, она у нас спокойная, – отмечает кипер. – А вот раньше был самец, который очень не любил людей, психовал, периодически выделял яд. Но наша кожа хорошо нас защищает. Главное – не лижите и не кусайте жабу.


КСТАТИ

C 2014 года в Московском зоопарке работает Школа киперов. В ней могут пройти обучение или повысить квалификацию не только зоологи, но и любой желающий. Заявки принимаются на сайте www.moscowzoo.academy


Авторы материала: Дмитрий Роговицкий, Руслана Карпова