Пресненский суд Москвы ещё на полгода продлил арест футболистам Павлу Мамаеву и Александру Кокорину, которые с октября содержатся в СИЗО по делу о драке.

Арестованных доставили в здание суда с 15-минутным опозданием и сразу завели в 11-й зал на втором этаже. Кокорин выглядел изрядно располневшим, вдобавок нападающий "Зенита" отрастил внушительную шевелюру. В клетке Александр натянул на себя капюшон и, усевшись в углу, закрылся от журналистов. Другие фигуранты дела Кокорин-младший и Александр Протасовицкий тоже предпочитали молчать.

Мамаев же ответил на несколько вопросов репортёра Metro.

– Кажется, вы в приподнятом настроении.

– Да, а почему оно должно быть плохим? – Павел добродушно улыбнулся и приложил правую руку к сердцу.

– В футбол ещё играли после того февральского матча?

– Да, играл.

– На той же площадке в Бутырке?

– Нет, нас на стадион "Уэмбли" вывозили (смеется).

– Как состояние колена у Александра Кокорина? – этот вопрос за мной повторили несколько журналистов, но ответа не последовало.

Позже адвокат Мамаева Игорь Бушманов подтвердил Metro, что его подзащитный продолжает выходить на поле в СИЗО вместе с сокамерниками:

– Он пользуется такой привилегией за добросовестное поведение. Вообще Павел уже много полезного сделал для развития спорта во ФСИН. Одно это требует для него поблажек, в том числе по мере пресечения.

Само заседание объявили закрытым. Прессу после протокольной съёмки попросили удалиться в холл. Даже там журналистам строго-настрого запретили снимать. Многие несогласные поплатились за свою смелость. Так, репортёра одного авторитетного спортивного портала удалили из здания за то, что он сфотографировал на мобильник супругу Кокорина Дарью Валитову в столовой (позже к девушке присоединилась жена Мамаева Алана).

В просторном холле второго этажа в ожидании окончания заседания столпилось около сотни представителей прессы. С ними ярко контрастировала бабуля в косынке и с палочкой, скромно примостившаяся на скамейке.

– Мне 79 лет, меня зовут Валентина Васильевна, – представилась пожилая женщина. – Кокорина и Мамаева видела только по телевизору, но переживаю за них как за родных. Каждый день молюсь дома перед иконочками, чтобы их отпустили. Они ж совсем дети. Не преступники, людей не убивали. Ну подралися, ну и что? Всё бывает. Молодые, глупые. Но сидеть в тюрьме они не должны. Буду ходить на все заседения до победного конца, пока их не выпустят!

Между тем процесс затягивался. Даже немецкую овчарку, которую завели в зал суда в самом начале (протокольные процедуры никто не отменял даже для звёзд футбола), со временем вывели в туалет.

Заседание заняло почти три часа. Потом ещё два часа продолжался перерыв, после которого огласили решение суда: всем четверым продлили арест до 25 сентября, рассмотрение дела по существу начнётся 9 апреля.

Кокорин и Мамаев встретили решение с улыбкой на лице.

 – Девочки, главное – без паники, – спокойно обратился Павел к жене и Дарье. – Даже полгода – ничего страшного. Детям совет: пусть смотрят папу по телеку.