Очевидцы возгорания самолёта компании "Аэрофлот" Sukhoi Superjet 100, который летел из Москвы в Мурманск, считают, что пожарные могли приехать на посадочную полосу и быстрее. Как рассказала Metro свидетельница произошедшего Евгения Гончарова, которая ожидала вылета своего рейса в аэропорту, складывалось впечатление, что “спасатели не знали, что садится аварийный борт”.

Между тем, как говорится в официальном сообщении ГУ МЧС РФ по Московской области, информация о пожаре поступила в оперативно-дежурную смену ЦУКС в 18.30 ( как раз в то время, когда самолет приземлился. – прим), в 18.40 пожар был локализован, а в 18.48 - ликвидировано открытое горение.

– Согласно хронике событий, пожарные прибыли очень быстро – в течение одной, максимум двух минут, – рассказал Metro заслуженный пилот РФ Сергей Кругликов. – Чтобы прибыть на место ЧП, спасателям требуется информация о возгорании, какие средства требуется для тушения и время на дорогу. А ведь дорога на аэродроме непрямая, другие самолёты и транспортные средства нужно объезжать. Поэтому, я считаю, минута – это очень быстро.

По словам лётчика, у пилотов нет прямой связи с пожарными, только с наземным диспетчером.

– Пожар возник уже в процессе посадки, какой-то прямой связи с пожарными попросту нет, есть связь только с диспетчером. А уже диспетчер, видя эту ситуацию, обязан был дать сигнал аварийно-спасательным службам. Могли ли пожарные подъехать к посадочной полосе до остановки самолёта? А откуда они могли знать где он остановится? Это первое. А второе – ничто ведь не предвещало беды. Да, посадка была внештатная, но все были уверены, что пройдёт она благополучно.