По данным пенсионного фонда, в Московском регионе проживает наибольшее число пожилых – 5,2 млн человек. Особенно это заметно в час пик: "захватывающие" все места в метро пенсионеры вызывают недовольство у молодёжи

Согласно опросу читателей Metro, 29,7% молодых людей раздражаются из-за обилия пенсионеров в транспорте. "Куда они все тащатся с утра пораньше? Сидели бы дома! Опять, небось, за кефиром", – возмущаются они. Редакция поручила мне выяснить, что сподвигло бабушек и дедушек ехать в такую рань.

На часах 08:05, а я уже караулю на станции метро "Савёловская". Мне говорили, что пенсионеры любят поболтать. Ничего подобного: уже шестой человек, к кому подхожу, принимает настороженный вид, хмуро выслушивает, а затем, фыркнув, идёт по своим делам.

– Это, конечно, хорошо, что они не встречают каждого незнакомца с распростёртыми объятиями, но материал-то провалится, – только думаю я, как вдруг из-за колонны неспешным шагом выходит пожилая женщина.
– Извините, нам очень интересно, чем занимаются наши дорогие пенсионеры. Куда вы едете?
– Домой, с работы, – рассказывает 61-летняя Татьяна Александровна. -– Работаю на Павелецком вокзале в киоске "Пресса".
– То есть частенько возвращаетесь домой утром в час пик?
– Сутки через трое. Тороплюсь на электричку, сейчас сяду и поеду домой, в Кимры, Тверская область.
– Не напрягает час пик?
– Немножко, поэтому стараюсь выйти пораньше, чтобы в самый пик не попасть. А так, пока всё устраивает.

– А вы куда едете? – спрашиваю подошедшую 64-летнюю Елену Фёдоровну.
– На дачу. Приезжала домой на день, чтобы заплатить за квартиру, постирать кое-что. Вот везу стирку, продукты, которых там нет.
– Не тяжело такую тележку большую носить?
– Попробуйте!

Это, друзья, скажу я вам, не просто тяжело, а очень тяжело. Увидите бабушку – помогите. Не представляю, как они поднимают такое!

По мнению нашего читателя, 30-летнего Даниила, льготный проезд пожилым людям в часы пик необходимо отменить, чтобы их было не так много в метро.

Молодой человек уверен, что его дела важнее. Но у 60-летнего Сергея есть своё мнение на этот счёт. Он едет устраиваться на работу.
– Буду контролёром пригородных касс на Ярославском вокзале, – рассказывает мужчина. – Раньше приезжал в Москву на вахту: приехал, уехал. Съездил домой, оформил пенсию и вернулся, чтобы снова трудоустроиться.

А вот 81-летняя Елена Николаевна давно привыкла к безумному ритму Москвы. В нарядном костюме, с помадой и укладкой она направляется на любимую работу.
– Уже 50 лет тружусь в Пущинском исследовательском институте. Не тяжело, всё хорошо, – почти на бегу рассказывает она мне.

– А вы куда едете? – спрашиваю навстречу идущего 65-летнего Валерия.
– Домой.
– Откуда? С работы?
– Что вы, какая работа. Я по больницам мотаюсь. Вот только что с приёма.

С потоком пассажиров следующего поезда выходит 77-летняя Светлана Александровна. Она, кстати, была бы и рада ездить не в час пик, но вот нужная ей электричка ходит только раз в пять часов.
– Моя в 09:09, а следующая только в 14:00. Ну приеду я в сад на ночь глядя, и чего я там сделаю? – сетует пенсионерка. – Больше утром я никуда не езжу, только на дачу. Там у меня пять соток. Езжу, пока силы есть. Это моя отдушина, что ли.

В итоге все мои собеседники оказались в час пик по важным причинам, а не из-за желания "купить дешёвый кефир".


ЭКСПЕРТ

Алёна Санина
психолог, практикующий психоаналитик

Человек чувствует себя живым только тогда, когда находится в обществе, поэтому пенсионеры и стараются оставаться в потоке. Они рано встают, куда-то едут. Причём это происходит подсознательно – такая у них программа выживания.

Молодые же люди не относятся к ним лояльно, потому что не чувствуют связи с родом, как это было в Древней Руси. Наши предки уважали своих родителей, бабушек, дедушек, но со временем, с ростом городов, коммерческих структур, люди стали забывать, каково это.

Правда, грубыми бывают ведь не только молодые, пенсионеры тоже ворчат, толкаются. То есть эта некоммуникабельность с обеих сторон, нет взаимоуважения.

Бабушки и дедушки считают, что молодые должны их уважать, что они имеют на это право. Кроме того, жизнь у них была непростая: и горе, и войны. Они не смогли получить той достаточной порции любви и хотят почерпнуть её хотя бы здесь, сейчас. А мы что делаем? Мы считаем, что это наше время и именно для нас должны быть открыты все дороги.