Репортёр Metro побывал на открытии VI Международной выставки каллиграфии в "Сокольниках".

Началось открытие чинно, благородно: презентация, вступительные речи о пользе и ценности каллиграфии, рассказ об истории выставки. Ничто не предвещало урагана страстей, каким стал перформанс известного южнокорейского каллиграфа Ким Чон Чхиля. Он решил показать гостям выставки, как создаются каллиграфические надписи. Для этого на полу зала растянули большое полотно. Пока Чон Чхиль замер, будто медитируя перед действом, вокруг него собралась толпа зрителей.

– Он готовится, отгоняет плохую энергию, – озвучивала происходящее переводчица художника.

Дождавшись, когда люди подойдут поближе, кореец резко выхватил из ведра с чёрной краской огромную кисть и шлёпнул ею по полотну, забрызгав обувь зрителей.

Те начали отходить назад,  очень интеллигентно возмущаясь:

– Необычно!

– Своеобразно, конечно!

А каллиграф стал размазывать краску, рисуя иероглифы.

– Он рисует слово "свет" так, чтобы по форме оно напоминало Корейский полуостров, – поясняла переводчица, – призывая соединиться разделённый корейский народ.

При этом продолжением композиции стали уже русские слова "За великую Россию". И дата создания, последний иероглиф которой художник, обнажив торс, изобразил у себя на груди и животе и, раскинув руки, самоотверженно рухнул на полотно.

– Прямо как вэдэвэшник в фонтан после слов "За великую Россию", – улыбнулся снимающий всё это фотограф.

Стандартные представления о степенных каллиграфах разрушил и автор одной из работ выставки – объёмных узоров в виде лабиринтов. Им оказался не взрослый серьёзный мужчина в очках, какой представляется при слове "каллиграф", а весёлый 20-летний парень в кепке и кедах Игорь Городинский, занявшийся искусством красивого письма на спор.

– До каллиграфии я рисовал граффити, – рассказал Игорь. – Но это оказалось слишком легко. Я начал искать что-то более сложное и поспорил с товарищем, который начал заниматься каллиграфией раньше меня и кичился этим. За неделю я дошёл до его результата, за две недели – "вздул". А потом поставил цель попасть на эту выставку. И попал с этой работой.

Она выполнена в стиле, который я придумал сам: лабиринтизм. Здесь написано по-английски: "Вся наша жизнь – театр, и в ней есть свои правила" и "Всё будет. Только когда вы решитесь на это".

– А покажете, где на рисунке эти слова?

Парень начал растерянно водить пальцем по своему творению:

– Если честно, я теряюсь... Это сложнее, чем я думал. А! Ну вроде вот: "Ит уилл"...