В Центре Гиляровского открылась выставка "Дорогие москвичи и гости столицы", посвящённая теме миграции. Часть экспозиции составляют любопытные рассказы людей, для которых Москва из чужого города превратилась в родной

Тимур
таджик, 29 лет,
сотрудник метрополитена

Я родился в Душанбе, получил финансовое образование и выиграл грант на учёбу в Российском университете дружбы народов. В первый день, зайдя в аудиторию, столкнулся с необычной реакцией. Несколько ребят отсели от меня подальше. А ещё удивил стиль одежды многих однокурсников. Я не привык посещать занятия в шортиках и футболках, но, оказывается, здесь так принято.
Сегодня работаю в менеджменте Московского метрополитена. Каждые выходные собираемся с коллегами, готовлю для них плов. Планирую приобрести здесь недвижимость и перевезти всех моих близких.
Москвич – это не обладатель прописки или регистрации. Это тот, кто хорошо знает город. Считаю, я знаю его очень неплохо.

Тимур.

Тимур.

Центр Гиляровского, Василий Кузьмичёнок

Фото:

Смита
индианка, 53 года,
библиотекарь

Я из Калькутты. Когда училась в 6-м классе, тётя показала мне журнал "Советская женщина". На обложке была фотография девочки из Индии, которая хорошо рисовала и выиграла поездку в Москву. Я подумала: "Ой, я тоже хочу в эту страну!" Вскоре после окончания школы моя мечта сбылась. В Москве устроилась переводчиком на выставку в Российскую государственную библиотеку. Чуть позже мне предложили в РГБ должность в отделе литературы стран Азии и Африки.
Москва – безопасный город. Здесь, в отличие от Калькутты, не боюсь поздно возвращаться домой. При этом люди не очень разговорчивые, у каждого своя территория. В Индии в транспорте никто не сидит молча, все энергичные. Наверное, московская погода не располагает к активному общению.

Смита.

Смита.

Центр Гиляровского, Василий Кузьмичёнок

Фото:

Александар
серб, 36 лет,
реставратор

В Россию приехал в 2002 году и поступил в Московскую православную духовную академию, потом получил специальность "реставратор живописи". Помогало то, что я знал русский: учил его в школе с 5-го по 8-й класс. Помню, преподаватель очень интересно рассказывал нам про Пушкина, читал его стихи.
Я часто ходил мимо Музея Москвы и думал: "Наверняка им нужен реставратор". В итоге меня взяли туда работать. Считаю себя сербом и москвичом, ведь принял местную культуру, образ жизни, создал тут семью. Здесь у меня есть любимые места, например Ивановская горка.
Случается, раздражаюсь в метро, хочется подвинуть человека, который стоит в проходе или слишком медленно движется. Но в целом я счастлив в Москве.

Александар.

Александар.

Центр Гиляровского, Василий Кузьмичёнок

Фото:

Бермет
киргизка, 30 лет,  
повар

В Москве оказалась 6 лет назад. Здесь уже жил брат, который очень мне помог. Прожить на стипендию 1500 рублей не представлялось возможным, а график учёбы был очень плотный. Однажды брата остановили на улице и уже через час ему закрыли въезд в Россию на 5 лет. Тут у него была девушка, он взял кредит на машину... Но пришлось уехать.
Я осталась. Защитила диссертацию на тему городской экологии, стала заниматься урбанистическими исследованиями. Потом увлеклась кулинарией, фудшерингом и устроилась поваром в кофейню. В Москве очень много поваров именно из Киргизии. Иногда хочется вернуться на родину. Безумный ритм, пустая трата жизненных сил – это не моё.
Москвичка ли я? Скорее, ощущаю себя кочевником, ведь много перемещаюсь по Земле.

Бермет.

Бермет.

Центр Гиляровского, Василий Кузьмичёнок

Фото: