Год назад под Сочи разбился российский самолёт Ту-154 Минобороны России, который направлялся в Сирию. Погибли все находившиеся на его борту 92 человека – 84 пассажира и 8 членов экипажа. В их числе – военнослужащие, сотрудники Ансамбля песни и пляски имени Александрова, госслужащие, представители СМИ и глава фонда "Справедливая помощь" Елизавета Глинка. Спустя время друзья, родственники и коллеги погибших по-прежнему чувствуют: их близкие рядом


Надежда Столяр, вдова солиста Ансамбля имени Александрова Ивана Столяра.

Надежда Столяр, вдова солиста Ансамбля имени Александрова Ивана Столяра.

предоставлено героями публикации, Другой

Фото:

Перед трагедией ансамбль впервые поделили на две группы: военнослужащих и гражданских. Так образовалось два рейса в Сирию... И Ваня должен был лететь на первом из них, через Моздок.
Первый раз ему позвонили по ошибке – пересадили на второй, тот самый. А когда ошибку обнаружили, Ваня уже не успевал доехать до аэро­дрома...
Я 20 лет держала за руку большого, надёжного человека. Любила наизнанку, себя отдавая. А он любил громадной, гранитной любовью. Мы с детьми это знали и чувствовали каждый день.
Я очень сильно люблю его. Сейчас у меня три Столяра. Раньше я, бывало, грустила, что никто из сыновей не похож на меня, а теперь мне это в великое утешение – Ванины сыновья. И я ругаю себя теперь, когда позволяла себе говорить, что потеряла всё.
Сейчас моё тело ищет Ваню... Пальцы ищут, уши прислушиваются... Глаза не верят, что бумажный, глянцевый Ваня у лампадки – это то, что мы ждём. То, что нам осталось... Вместе с огромной моей любовью вдруг подступает огромный чёрный дым и застилает и голову, и сердце.
Всё вышло из строя.
Огромный страх перед миром. Огромный. Вот сейчас на глазах моих большая рука с неба смяла всмятку самолёт с нашими ребятами...
Как можно убедить себя, что во временном отрезке, отпущенном моим детям, не произойдёт то же самое с ними, с их семьями?
Мне говорили, что жизнь пройдёт очень быстро. И как я всегда говорила Ване: мне никак не нажиться с тобой, не набыться досыта.
Где бы ты ни был, отдыхай и радуйся, мой любимый человек!


Клим Санаткин, корреспондент Первого канала.

Клим Санаткин, корреспондент Первого канала.

предоставлено героями публикации., Другой

Фото:

Корреспондент Первого канала Дмитрий Рунков, видеооператор Вадим Денисов и звукооператор Александр Сойдов. Это для остальных, незнакомых. Для меня, друзей и коллег – всегда просто Димка, Вадик и Саня.
Димка любил свою профессию, а она, казалось, любила его. В репортажах рассказывал и про снегопад в Москве, и про боевые стрельбы в акватории Средиземного моря. Так случилось, что одним из последних сюжетов Димы стал материал про крушение самолёта в Колумбии. 29 декабря прошлого года он должен был отпраздновать 30-летие.
Так уж вышло... С оператором Вадимом Денисовым у нас была крайняя, как принято говорить у журналистов в горячих точках, военная командировка. Это история не про героизм. Она про дружбу. Вадик всегда был рядом, готов был протянуть руку, прикрыть, подставить спину, иногда в буквальном смысле.
Он замечал то, что не видели другие, и умел передать это зрителям с помощью своей камеры. Заканчивая разговор, всегда добавлял: "Обнимаю". Ему точно было не всё равно. По-другому он не умел.
Звукооператор Саша Сойдов всегда оставался за кадром. Выезжая на очередную съёмку интересовался: "Над каким материалом будем работать в этот раз?"
Ребята снова летели в Сирию, где бывали уже не раз... Кажется, не было этого года. Года тишины и пустоты. Будто ещё вчера, за несколько часов до вылета, я встретил их в рабочем коридоре:
– Куда?
– В Сирию.
– Надолго летите?
– Да дня на два, ерунда. К Новому году точно вернёмся...


Ксения Соколова, президент фонда

Ксения Соколова, президент фонда "Справедливая помощь Доктора Лизы".

предоставлено героями публикации., Другой

Фото:

Елизаветы Глинки нет с нами уже почти год... Примечательно, что за это время в фонд было переведено намного больше денег, чем в предыдущие годы. Трудно сказать точно, с чем это связано. Наверное, это была такая резкая реакция людей на смерть Лизы...
Все сотрудники фонда остались на своих местах, все продолжают работать. Знаете, самым сложным за это время было только одно – заново выстроить систему. Понимаете, фонд был просто замкнут на Елизавете Пет­ровне. Без её непосредственного участия мало что работало. После её смерти у всех у нас как будто забрали самое главное, самый надёжный источник питания, и нужно было всё переподключать вновь. Это большая работа.
Но сейчас фонд функционирует в штатном режиме при сохранении всего того наследия, которое оставила Елизавета Петровна.
Мы создали новую стратегию фонда и создаём концепцию новых направлений. Например, скоро запустим проект, который касается помощи московским пенсионерам. Это будет и материальная помощь, и помощь со стороны наших волонтёров.
Одним из главных наших проектов по-прежнему остаётся "Дом милосердия" на Новой Басманной улице, который будет расширяться. В частности, будем принимать детей не только из горячих точек, но и из наших регионов.
Сохраняем и развиваем благотворительные программы "Вокзал по средам" и "Протяни руку помощи".    
И какие-то пожелания Елизаветы Петровны в части больницы для бедных и так далее будем реализовать в сотрудничестве с коллегами, с властями и нашими жертвователями.