В Москве в возрасте 98 лет умерла Ирина Антонова, более полувека возглавлявшая ГМИИ имени Пушкина. Metro вспоминает 4 картины, о которых Ирина Александровна не раз рассказывала в интервью.

"Мона Лиза"

Самая знаменитая в мире картина побывала в Пушкинском музее в 1974 году. Прежде шедевр Леонардо да Винчи, хранящийся в Лувре, бывал на "гастролях" только в Вашингтоне и Токио. Именно по дороге из Японии обратно во Францию картина "заехала" в Москву. Приезду "Джоконды" способствовала одиозный министр культуры Екатерина Фурцева, которая дружила с французским послом в СССР. Антонова лично ходила на приём к Фурцевой: "Вы всё можете!" Министр обещала помочь и сдержала слово.

"Сикстинская мадонна"

После окончания Великой Отечественной войны СССР вывез из Германии коллекцию Дрезденской галереи. 10 лет произведения хранились в ГМИИ. Среди них была "Сикстинская мадонна" Рафаэля. Антонова помнила даже день, когда шедевр прибыл в музей, – 10 августа 1945 года. Картина невероятно её впечатлила. "Прекрасная женщина идёт босая по облакам и несёт навстречу людям своё дитя. Для нас это был образ великой жертвы, которую наш народ принёс для освобождения Родины", – рассказывала Антонова РИА "Новости".

"Офицер и смеющаяся девушка"

Увидев в коллекции Фрика в Нью-Йорке картину голландского художника XVII века Яна Вермеера, Антонова испытала мощное потрясение. На картине изображены две фигуры. Лица офицера не видно. Напротив сидит девушка с робким выражением лица. "Это сцена в борделе. Девушка выполняет свою работу, улыбаясь посетителю. Каждый из героев пришёл за своей долей счастья. От пронзительной ноты жизни у меня полились слёзы", – признавалась Ирина Александровна в беседе с "МК".

"Чёрный квадрат" 

По воспоминаниям Антоновой, к ней часто подходили простые люди с просьбой объяснить смысл картины Казимира Малевича. Её Ирина Александровна называла "живописью-манифестом", "полным отрицанием". "Здесь он сделал художественное заявление, которое означало: кончено то, что было раньше, – рассуждала она в интервью RT. – Кончен тот период развития искусства, надо думать о новых путях. Это было очевидно без него. Но он сформулировал мысль очень убедительно и ярко".