На "Винзаводе" состоялась дискуссия  "Водородное топливо как будущее городского транспорта мегаполисов"

Переходим к батарейкам

Водородный транспорт – тема не такая уж новая. На Олимпиаде 1980 года в СССР уже курсировали микроавтобусы гибридного типа.

– Но на борту машины, – уточнил Михаил Никулин, генеральный директор "Газпромнефть – Промышленные инновации", – стояли маленькие паровые реформеры, как на НПЗ, только микро. Получаемый водород поступал в ДВС – двигатель внутреннего сгорания. Так что это был всё-таки неэкологичный путь.

Теперь же в экотранспорте, то есть в электромобилях и водородомобилях, внутри не ДВС, а топливный элемент – батарейка, что позволяет избежать загрязняющего выброса в атмосферу.

Водородный транспорт распространяется по миру

Экомобили уверенно вытесняют с рынка ДВС-транспорт. В Норвегии в ближайшие два-три года запланировано введение полного запрета на продажу автомобилей с двигателями внутреннего сгорания.

– Оборот автомобилей с двигателем внутреннего сгорания будет ещё продолжаться за счёт рынка стран третьего мира, – уточнила Мария Белова, директор по исследованиям VYGON Consulting. – Но и крупные концерны заявляют, что после 2030 года остановят выпуск автомобилей с ДВС. Тренд на вытеснение через запреты.

Подсчитываем расходы

Выбранная правительством России политика устанавливает для отрасли высокие темпы технологического развития, а значит, нужно использовать наиболее эффективные и безопасные решения.

– В Германии сейчас вы заплатите за 1 кг водорода 9,5 евро с налогами, – пояснила Мария Белова. – Чтобы проехать 300–400 км, нужно около 5 кг. В переводе на дизельное топливо это в два раза дороже. Да, водород – это недёшево, но инвестиции со временем должны окупиться.

По сути, водород поставил игроков топливного рынка на стартовую площадку. У каждого есть возможность побороться за технологическое лидерство.

– В национальных стратегиях развития большинства европейских стран госсубсидии направляются на поддержку безуглеродных видов топлива, – обратил внимание Михаил Никулин. – Это подталкивает развитие рынка, технологий.


– Кто знает, вдруг нас ждёт просто труба для перемещения или VR и изменение способа жизни. Но и тогда водород потребуется как энергия.

Михаил Никулин, генеральный директор "Газпромнефть – Промышленные инновации"


Прогнозируем, планируем, мечтаем

Ведущие российские города пристально изучают тему внедрения водородного транспорта в городскую среду. Есть пилотные проекты по применению безуглеродного топлива. Но пока требуется тестирование и решение вопроса сертификации безопасности нового транспорта.

– Столичные предприятия активно внедряют в производство "зелёные" технологии, а также ведут собственные разработки в этой области, в том числе в области "зелёных" источников топлива. Так, Московский НПЗ может стать площадкой для пилотирования промышленных технологий производства топливного водорода. А государственный научный центр "НАМИ", который также расположен в Москве, ведёт разработку модификации автомобиля Aurus, работающего на водороде. В будущем экологичный автомобиль планируется запустить в серийное производство, – отметил руководитель Департамента инвестиционной и промышленной политики г. Москвы Александр Прохоров.

Водород может стать в будущем решением для ряда экологических задач. Но проблему пробок на дорогах замена ДВС на батарейки не устранит.

– Уж если мы говорим про водород как следующее поколение, – предложила Мария Белова, – может быть, пора замахнуться на летающие автомобили?


9,5
евро – средняя цена за 1 кг водорода.


1–2
 млн тонн в год – средний объём выделяемого CO2 НПЗ за год