Уже больше месяца площадь перед цирком на проспекте Вернадского пустынна. Афиш и ярких рекламных огней тоже нет. Все спектакли отменены, многие артисты – гимнасты, жонглёры, клоуны – оттачивают мастерство удалённо – кто дома, кто на даче.

Но цирковая жизнь не замерла. Многочисленных четвероногих артистов надо дрессировать, иначе потеряют навыки. Поэтому каждый рабочий день на репетиционный манеж (он примерно вдвое меньше основного и расположен в закулисной части) строго по порядку выходят животные и их дрессировщики. Каждой группе на репетицию выделяется около часа: пока козы лазают по тумбам, собаки терпеливо ждут своей очереди.

Козлик Мишенька

– Козы безумно общительные, артистичные, сообразительные, они прекрасно отличают репетицию от работы: тут можно и поругаться, и похулиганить, – объясняет заслуженная артистка России Ирина Левицкая. – Зритель, музыка, то есть рабочая обстановка необходима не только нам, но и животным. К тому же у нас есть трюки, когда козы контактируют со зрителями, бегут к ним наверх по ступенькам. Сейчас они лишены этой тусовки.

Впрочем, в нынешней ситуации есть и свои плюсы, не скрывает Левицкая.

– Например, появилось время ввести в общую группу молодого козлика Мишеньку. Он у нас делает новые трюки: барьер-пируэт, прыжки с места в кольцо, "чехарду". Раньше Миша довольствовался ролью дублёра, а теперь большой молодец. Даже перестал бояться подниматься на тумбу.

Трюк "лапки"

У собак программа сейчас тоже невероятно насыщенная. Пудели задорно играют с дрессировщиком в футбол и безропотно сидят за партой. Беспородные барбосы кувыркаются и вертятся волчком.

– А вот два наших новых артиста – щенки Версаль и Ричи, – говорит дрессировщица Елена Петрикова. – Версаль редкой породы веймаранер. Она очень благородная на вид, но не отличается умом и сообразительностью. Это охотник, который постоянно ищет утку или другую добычу. Мы первые решили попробовать веймаранера в цирке. Хорошо, что сейчас на карантине дали разрешение репетировать с молодыми животными. Их же надо учить, воспитывать, как детей. Процесс монотонный и долгий. Но щенки уже выполняют базовые команды, а также трюк "лапки" – бегают по манежу, подняв передние лапы на невысокий барьер.

Тигр Джастин и лев Боно

У цирковых хищников – тигров и львов – особый статус, они репетируют в зрительном зале. Как и во время представлений, манеж на это время затягивают защитной сеткой. Рядом дежурит ассистент с брандспойтом, готовый в случае чего окатить саблезубых напором воды.

Впрочем, крайние меры не требуются. Братья Аскольд и Эдгард Запашные мастерски выполняют работу. Грозный тигриный рык пресекается не водой, а уверенными командами дрессировщиков.

– Джастин, сидеть! Боно, шуруй!

Хищники эффектно катаются на качелях, танцуют вальс, получая заслуженную награду в виде крупных кусков курицы или говядины. Для братьев, кажется, всё проходит буднично и непринуждённо. В коротких перерывах между трюками они успевают обсудить друг с другом творчество группы "Кино" или потроллить помощника, который разбил новую машину.

"Последствия будем разгребать минимум год"

Но в беседе с Metro Аскольд Запашный, художественный руководитель цирка, уже предельно серьёзен.

– Из-за эпидемии планы поменялись очень сильно. У нас изначально были намечены реконструкция здания и программа переезда. Пришлось всё отложить, включая спектакли. Подвешены взаимоотношения со многими сотрудниками. Мы работаем не только со своим штатом артистов, но и с приглашёнными. Есть люди, которые обслуживают зал, буфеты. Не понимая, что будет завтра, они ищут другую работу.

По словам Аскольда Запашного, последствия пандемии Большой Московский цирк будет ощущать ещё очень долго.

– У нас, как и у Большого театра, возникнут большие проблемы, ведь значительный процент наших зрителей – иностранцы. Мы делали на это расчёт, развивали программы с туристическими организациями. Сейчас, думаю, это направление будет закрыто. Туристы нескоро станут путешествовать по миру в таком масштабе, как раньше. Думаю, как минимум год мы будем эти последствия разгребать.