24 марта многие москвичи на час погасят свет в квартирах в знак солидарности с экологическим движением. В преддверии всемирной акции "Час Земли" главный эколог города, руководитель Департамента природопользования Антон Кульбачевский рассказал Metro, как будут решать столичную проблему с мусором и откуда в столице взялись летучие мыши.

Что в этом году подготовили к "Часу Земли" в столице?
– В этом году главной площадкой акции в Москве впервые станет парк "Зарядье". Здесь установим ставший уже традиционным "рубильник" – отсчитывать 60 минут при отключении света. Кроме того, школьники –участники акции покажут экологический флешмоб.

Ощущается ли эффект от этой акции?
– Это экологопросветительская акция, и нет задачи сэкономить на подсветке зданий. Главное – побудить людей задуматься об энергоэффективности, об участии в экологических программах. В Москве жители некоторых многоквартирных домов уже объединяются и меняют оборудование, экономят воду, тепло, электричество. Многие внедряют альтернативные источники энергии. Например, в Куркино установили солнечные батареи на крыше и освещают подъезды. Но пока такие истории скорее исключение. Газ и электроэнергия у нас недорогие, а альтернативные источники и высокотехнологичное оборудование как раз стоят денег. Видимо, люди ждут, пока они подешевеют.

Одной из тем "Часа Земли" стала проблема мусора, есть ли планы по развитию раздельного сбора мусора?
– В Московском регионе перерабатывающие предприятия существуют, хотя их пока недостаточно. Можно собирать и отправлять на переработку макулатуру, ПЭТ, алюминиевые банки. Надеюсь, что в ближайшее время появятся мощности для переработки батареек. Когда закон "Об отходах производства и потребления" заработает в полную силу, производители тех же батареек будут обязаны сами заниматься их переработкой или отчислять деньги в государственный фонд. Захоранивать эти батарейки будет запрещено.

А если говорить про обычные отходы?
– Все отходы, которые мы сбрасываем в мусоропровод, можно разделить на два типа: органические и неорганические. Совершенно необязательно разделять мусор на 5 фракций, потому что технологии позволяют легко отделить полиэтиленовый пакет от алюминиевой банки, если они не испачканы органикой, так что достаточно всего двух фракций. Есть также такие виды отходов – бытовая техника, электроника, гаджеты, которые редко сдаются в утиль, но их можно сдавать и перерабатывать. Пока крупного завода, который занялся бы переработкой сразу нескольких видов отходов, нет, но, надеюсь, он появится в ближайшее время.

Насколько опасны для экологии Москвы могут оказаться старые мусорные полигоны вроде закрытой свалки "Кучино"?
– Если полигон создан и эксплуатируется по правилам, он почти нейтрален для окружающей среды. Но здесь мы говорим о сложных ситуациях, которые достались нам в наследство от советских времён. Нужно просто потерпеть – свалка слишком долго эксплуатировалась с нарушениями, а при рекультивации в любом случае выделяется свалочный газ.

Так как город растёт, в Новой Москве и на других зелёных территориях идёт процесс урбанизации, как животные реагируют на такое наступление города?
– Все животные приспосабливаются. В городе также работают законы природы. В последнее время здесь стало меньше грызунов, и кормовую базу занимают животные из Подмосковья и Новой Москвы. В частности, стали часто приходить лисы. Меняется климат, и появляются новые, нетипичные для нашего региона животные. Например, летучих мышей в Москве раньше не было. Мы активно стараемся сохранить массивы зелёных насаждений – коридоры для миграции животных, – чтобы животные могли приходить в город из области. Но поскольку мы живём в мегаполисе, то приходится поддерживать животных и искусственным путём.

В этом году вы запланировали проект по искусственному переселению пчёл в Москву.
– Да, насекомые важны. Они и опыляют миллионы цветов, которые высаживаются в городе, и являются кормом для птиц. Мы также восстанавливаем популяции некоторых растений, например ландышей в лесопарках, а также подкармливаем животных и птиц на особо охраняемых природных территориях в период сильных морозов.

Зафиксированы ли в Москве случаи, когда животные изменились из-за урбанизации, чтобы подстроиться под новые условия?
– Конечно, животные изменяются. Возьмите сапсанов, которых мы заселяем в том числе на высотки. В дикой природе они уже не выживут, потому что уклад жизни в городе совсем другой, но здесь для них удобный ландшафт. К тому же в Москве хорошая кормовая база – голуби, воробьи. Правда, говорят, что воробьи исчезли, но я не совсем согласен. Их численность, по оценкам орнитологов, действительно немного сократилась, но это связано в первую очередь с тем, что город стал чище – помоек стало меньше, площадки для мусора огорожены, морфологический состав отходов тоже изменился – меньше стало пищевых отходов и больше упаковки.