На пресс-конференции в Москве учителя и выпускники столичной школы для одарённых детей "Лига школ" заступились за директора Бебчука и завуча Изюмова, которых бывшие ученицы школы в конце января 2016 года публично обвинили в педофилии и домогательствах.

Елизавета Денщикова, выпускница "Лиги школ".

– Я училась в "Лиге" с 2010 по 2014 год. Атмосфера в нашей школе - прекрасный пример для других школ, как избежать насилия. Наши родители заходили в школу очень часто. Они участвовали в проектах, я благодаря этому начала гораздо больше общаться семьёй и им доверять. Директор человек слова и дела, он стоял за нас горой, но в правовой плоскости. А завуч - в эмоциональной. Мы могли поговорить с ним о конфликтах с родителями, и он давал нам советы по сближению с ними. Нас было всего 60 человек, и мы обожали слухи! Но таких слухов не было. И нас воспитали очень уверенными, даже слишком уверенными детьми: мы действительно один раз "уволили" учителя, потому что нам казалось, что он не так преподаёт.

Василий Туманов, учитель химии

– Я преподавал в "Лиге школ" последний год перед её закрытием. В статье изложены масса фактов, многое перекручено и искаженно. Есть там и факты которых просто не было. Но все наши предложения об открытой дискуссии были проигнорированы. Автор публикации вторую неделю недоступен. Всё, что происходило в нашей школе, было у нас на глазах. В школе все было сделано для того чтобы было максимальное доверие, максимальная открытость, препятствия для любого вида насилия. Двери школы были открыты для любого посетителя. Школьное сообщество не было закрытым, как говорят в статье. Миф о полуавторитарных порядках - тоже неправда. Вся администрация школы, включая директора и завуча, стремились к открытости. Есть факты что дети влияли своими коллегиальными решениями на жизнь школы. Когда возник конфликт с учителем, дети собрались, и высказали свои претензии. Учитель был отстранён от работы с этими детьми.

Кострюков Павел, выпускник.

– Я знаю тех, чьи имена упоминаются в статье и тех, чьи имена заэвуалированы. Школа была инновационной и не слишком удобной для чиновников от образования: она входила в топ 25 школ мира. Я проучился в школе пять лет. Ничего из того, что описано в статье у меня на глазах не происходило. Я ездил в упомянутую экспедицию в Крым, которая якобы была полигоном для отбора жертв. В школе училось 60 человек, которые знали друг друга от и до. Я знаю директора и завуча много много лет, и знаю очень хорошо. У меня нет оснований не верить им.

Казанович Михаил, 16 лет работал учителем искусствоведения.

– Я знаю Бебчука 20 лет, его жену 33 года. Я ни разу не имел никаких оснований усомниться в их порядочности. Нельзя представить себе, что всё происходило незамеченным ни для нас, педагогов, ни для детей, которые были с нами близки. Бебчук один из самых законопослушных, нарочито законопослушных людей которых я знал. Он носил в кармане джинсов закон об образовании 1992 года и постоянно сверялся с ним. Он работал над имиджем школы, над её открытостью и прозрачностью 21 год. Поэтому сложно себе представить, что таким дичайшие образом он мог рисковать и ставить под угрозу дело своей жизни. Этот миф о закрытости абсолютно ничего общего не имеет с действительностью. У нас есть серьезные доказательства, что предъявленные обвинения ложные. Мы не хотим вбрасывать это в СМИ, но в Следственном комитете эти документы уже есть. Эти обвинители, которым сейчас многим за 30 лет, два года назад приходили в школу, общались с обвиняемыми. Более того, за месяц приходили на День рождения завуча Изюмова и прекрасно с ним общались. Мы считаем недопустимым сам факт такого обсуждения нашего здания. Почему-то все эти "эксперты" говорили о сексуальном насилии как о доказанном факте. То, что это разогревается на национальном уровне кажется нам абсолютно недопустимы. Вброшенный в интернет-издание материал через несколько часов начинает обсуждаться на федеральных каналах.

На вопрос почему Бебчук молчит, Казанович ответил следующее.

– Можно легко себе представить психологическое состояние в котором находятся эти люди. Изюмов из последних сил общался с прессой, а Бебчук выбрал путь не вбрасывать больше ничего и общаться только с СКР.