Скоро стартует четвёртый сезон шоу "ТАНЦЫ" на ТНТ. Эфирное время ограничено, поэтому зритель видит только самое "вкусное" и интересное. Естественно, камеры записывают гораздо больше, чем в итоге попадает в окончательный монтаж и на наши экраны. Metro поговорило с победителем второго сезона и хореографом проекта Максом Нестеровичем, а также с участником третьего сезона Тэо Эдуардом о том, что же недоступно глазу простого зрителя.

 – Один операторский цех насчитывает 30-40 человек. За звук, свет, монтаж, графику также отвечают десятки профессионалов,  – отметил Макс. – Чтобы вам было понятно, самый большой в России кинотелевизионный комплекс "Главкино" заполнен до отказа, когда идёт работа над проектом.

ПЕРЕД СЪЁМКАМИ ШОУ

 – Сначала происходит предварительный отбор по всей стране и за её пределами. Этот кастинг не показывают по телевизору,  – рассказал Макс Нестерович Metro.  – Данный этап проходит без звёздного жюри, там сидят только хореографы и креативные продюсеры проекта, отбирающие лучших танцовщиков, которые в итоге выступят перед Мигелем, Егором Дружининым, Татьяной Денисовой, Сергеем Светлаковым и другими именитыми гостями шоу.

Иногда случается так, что даже пройдя предварительный отбор, конкурсант не попадает в эфир. Проблема в том, что участников много, а эфирного времени гораздо меньше. Итог: зритель видит только самых профессиональных и эффектных.
Допускают в эфир как прекрасно танцующих ребят, так и тех, которые не так уж и хорошо подкованы хореографически, но могут удивить, насмешить или заинтересовать зрителя. Однако такие персонажи ещё никогда не попадали в основной состав участников проекта.
 – Одними крутыми танцами не заинтересуешь зрителя, который никогда не занимался хореографией. А благодаря людям с неординарными решениями зрителю сначала просто любопытно следить за процессом, потом он втягивается и в итоге уже с интересом наблюдает за отличными танцорами, теми ребятами, которые проходят жёсткий отбор,  – объяснил Макс Metro.

СЪЁМОЧНЫЙ ПРОЦЕСС

Как только человек прошёл предварительный отбор, он начинает готовиться к съёмкам. Причём не только тренироваться, но и собирать море информации о себе.

После того, как отобраны 24 лучших участника, которые весь сезон будут сражаться за победу, начинается подготовка к концертам – несколько недель участники тренируются с хореографами шоу. Это так называемые мастер-классы, которые частично показывали зрителю только в третьем сезоне.

 – Съёмочный процесс построен так грамотно, что самой работе съёмки не мешают,  – делится с Metro Макс. – Профайлы снимаются в определённое время, есть даже специальный календарь съёмок с чётко прописанными временными рамками. А вот на концертах бывает такое, что камеры раздражают. Они же везде! И за кулисами снимают, когда переодеваемся, едим, пьём, скандалим - это всё может войти в эфир. И вот эти моменты напрягают.

Возвращаясь к профайлам, стоит отметить, что в них – минимум постановки. Какой будет музыка и кто будет ставить номер – об этом участники узнают прямо при включенных камерах.

  – Это очень весело и интересно, когда каждую неделю ты стоишь перед дверями в зал и тебя все стращают,  – вспоминает Mакс.  

Совершенно неожиданно для Макса раскрылась и тайна его личной жизни. Прямо во время эфира все узнали, что его девушка - Екатерина Решетникова - одна из хореографов проекта. Этот поворот не был запланирован по сценарию.

 – Во время обсуждения нашего танца с Ульяной Пылаевой, который Катя ставила, Мигель на эмоциях ляпнул, что Решетникова моя девушка. И всё, я стою на сцене и понимаю: "Это же жесть! Сейчас всё будет по-другому!" Так и произошло. Мне пришлось прямо во время проекта серьёзно перестроиться.

Предложение, которое Макс сделал Екатерине на сцене после объявления его победителем, – тоже не было запланировано продюсерами.

 – Сделать предложение я задумал ещё когда шёл на предварительный отбор, решил, что моё пребывание на проекте в качестве участника должно закончиться именно этим, – откровенно рассказал Макс.

Не прописывается сценаристами и текст интервью. Иногда разговор журналиста и участника может длиться больше часа.

 – У нас в павильоне ни окон, ни дверей, ни часов. Поэтому сложно контролировать время. К тому же мы все находимся в состоянии дичайшего стресса, крыша у всех едет, потому что ты три месяца живёшь в бетонной коробке, и каждый участник хочет выиграть,  – признаётся Макс.  – И бывает такое, что тебе задают вопрос, а ты просто не можешь ничего сказать – нет мыслей в голове. Тогда интервью может затянуться надолго.


ЧТО ОСТАЁТСЯ ЗА КАДРОМ

 – За кадром может остаться только какая-нибудь ерунда: кто-то кого-то обозвал, кривлялся, станцевал криво во время съёмок профайла или какие-то позы были невыгодные,  – поделился с Metro Макс.  – А номера, которые показываем на концертах, снимаются одним дублем.

Правда, иногда бывают исключения. Например, если в процессе номера танцовщик травмируется.

 – В первом сезоне на концерте Виталий Савченко должен был сделать поддержку: поднять и держать на одной руке Алису Доценко. Прямо во время номера у него "вылетел" сустав и поддержка не удалась,  – рассказал Metro Макс.  – Он кое-как дотанцевал. Обсуждение номера происходило сразу после первого дубля, про травму все специально умолчали, второй дубль записали уже после концерта, когда зрители ушли.

Кстати, травмы происходят чуть ли не каждый день. От мелких до очень серьёзных. О них не говорят на камеру, потому что люди сразу начинают жалеть героя и перестают объективно оценивать танцы. А ведь важнейшая составляющая проекта  – зрительское голосование. Показать, как кто-то из участников травмируется, это самая настоящая спекуляция.  

ВИДЕОБЛОГ О ШОУ "ТАНЦЫ"

Приоткрыть завесу тайны о съёмочном процессе фанатам проекта помог видеоблог Тэо Эдуарда Тидо, участника из Эстонии. Ещё до того, как попал в шоу, жизнерадостный и немного задумчивый танцор снимал блоги и выкладывал их на YouTube. После проекта "ТАНЦЫ" его видеоблог стал очень популярным. Ведь в нём было много того, что не показывали зрителям шоу. Продюсеры не мешали Тэо творить, однако ограничения всё же были.

 – Выпускать влоги можно было только после эфира, так как нужно было сохранять интригу до того, как результаты будут известны всем. Вход с камерой мне был воспрещён на пульт управления, где сидят все продюсеры, где стоит куча мониторов и откуда принимаются решения по режиссуре шоу. Продюсеры попросили не снимать их самих, репетиции на сцене, работу реквизиторов и, в целом, очень много того, что я всё же выложил, – признаётся Metro Тэо. – Правда, до начала проекта меня попросили убрать один видеоблог, где я рассказал логистику в период кастингов. Во время самого проекта меня никто не трогал. Я осмысленно подошёл к процессу и не показывал того, что могло негативно отразиться на проекте и на результатах голосования.

В своём видеоблоге Тэо показал максимально много закулисной жизни. Однако считает, что ему всё-таки не удалось донести одну очень важную вещь, а именно - сколько времени уходит на работу над номером.

 – Если показывать весь процесс без монтажа, люди просто устанут смотреть,  – рассказал Тэо Metro. – Например, мы ставили танец со стульями. Работа была настолько нудной, тяжёлой и нервозной, что репетиция затянулась до двух часов ночи, а стулья уже ломались не случайно, а намеренно.