26 ноября в Crocus City Hall состоится рождественский гала-концерт c участием звезды легендарных мюзиклов "Призрак Оперы" и "Кошки", самого успешного сопрано в истории музыки – Сары Брайтман. В преддверии её выступления мы поговорили с певицей о магии Рождества и космических полётах.

Вспомните своё самое яркое Рождество.
Когда я была ребёнком, мы жили в маленьком городе вблизи Лондона. Отец начинал бизнес, денег нам не хватало. И перед Рождеством он отвёз нас в Лондон: я помню светящиеся огнями вывески огромных магазинов, великолепную церковь Brompton Oratory. Тогда мне впервые захотелось сделать что-то со своей жизнью, стать частью этого большого города. 

Что вы можете сказать о других исполнителях, которые примут участие в Royal Christmas Gala: группа Gregorian, певцы Марио Франгулис и Нарцис? Почему вы решили привлечь именно их?
Они все привнесли что-то в это шоу, сохранив при этом рождественскую атмосферу. Замечательные артисты, с огромным опытом и любовью к своему делу. С Нарцисом и Марио Франгулисом мы работаем очень давно. Они участвовали в моём предыдущем гала-туре, который был очень успешным.

Вы долго тренировались в Звёздном городке под Москвой, хотели полететь в космос. Эти планы пришлось отложить или совсем оставить?
Я непременно полетела бы в космос, если бы представился такой шанс. Для этого просто должны совпасть время и обстоятельства. Я действительно долго тренировалась и вложила в это много энергии. Это было прекрасно! Я узнала столько нового, общаясь с космонавтами, специалистами по подготовке. Мой отец занимался воздухоплаванием, так что меня тянуло к полётам с самого раннего детства. Кроме тренировок мне было очень интересно погрузиться в российскую действительность, получше узнать ваш менталитет. Ведь попасть в космический центр в другой стране – это совсем не то же самое, что попасть в неё в качестве туриста или музыканта, который даёт концерт.

Как долго пробыли в Звёздном городке?
В общей сложности несколько месяцев. Я посещала его наездами за несколько лет до этого. Пребывание там помогло мне лучше понять свои возможности, изучить себя. Я стала более уверенной в себе после этого.

Что давалось сложнее всего физически?
Честно говоря, перегрузки и прочее я перенесла очень спокойно. Именно поэтому меня и не отсеяли сразу. Сложнее всего было сохранять постоянную концентрацию. Тебя учат постоянно существовать в "тревожном режиме". Какая бы ни была ситуация, тебе нужно уметь с ней справиться. Ещё нужно было приспособиться к тому, как русские учат тебя, – у нас всё по-другому.

Как это отличается?
Европеец просто скажет тебе: "Напиши письмо!" Ты возьмёшь лист бумаги, напишешь письмо, поставишь марку и отправишь. Русский перед этим потребует рассказать, из какого дерева лист бумаги, на котором ты пишешь письмо, что это за чернила и так далее. Вы учите добираться до самых мелких деталей – до той степени, что ты начинаешь просто сходить с ума. (Смеётся.) К счастью, я училась классическому танцу в совсем юном возрасте и у меня были русские преподаватели, поэтому я понимала ваши методы. Комиссия была мной очень довольна, они говорили, что я одна из лучших среди будущих космических туристов. Я правда работала с полной самоотдачей!

А вам не кажется, что людей сейчас меньше тянет в космос? Романтический ореол, связанный с полётами к другим планетам и цивилизациям куда-то делся.
Частично человечество покорило космос: можно вспомнить первые полеты русских и американцев. Сейчас, после своих занятий, мне кажется, что науке лучше сосредоточиться на создании роботов, которые будут исследовать космическое пространство за нас. Это опасно, физически тяжело – мы пока не очень к этому приспособлены.

Вы видели российскую версию “Призрака Оперы”? Вы стараетесь следить за тем, как мюзиклы, в которых вы принимали участие, ставят в разных странах?
Российскую версию я не видела. Из всех постановок я была только на будапештской: у них был ограниченный бюджет, но мюзикл получился просто замечательный. Всегда интересно, как одна и та же история может меняться в зависимости от того, где её ставят. Я точно не помню, что поразило меня в венгерский постановке – я видела её давно. Но “Призрак Оперы” остаётся потрясающим мюзиклом по сей день. Я даже не хочу называть его мюзиклом – просто замечательная работа.

Вы родоначальница жанра кроссовер…
Я не хотела быть родоначальницей чего-либо. Я просто сочетала разные стили музыки, которые мне нравились.

Но вы помирили поп-музыку и классику. Что о вас говорили академические музыканты, которые иногда славятся чопорностью?
Они не слишком обращали на меня внимание. Я со своей стороны чувствовала себя спокойно: у меня была за плечами хорошая классическая школа, как у любой оперной певицы. Но я решила, что не буду петь оперу: мне казалось, что я не буду себя чувствовать достаточно свободно в этом жанре. В опере есть жёсткие каноны, которых нужно придерживаться, даже если тебе попался режиссёр с каким-то смелым видением материала. Мне не составляло труда спеть какую-то классическую арию так, как предписывают традиция и педагоги. Но мне не хотелось быть кем-то, кем я не являюсь, казалось, что этот жанр меня сковывает.

Вы перепевали Cocteau Twins, Sia. Следите за поп-музыкой сегодня?
Честно говоря, я её совсем не слушаю. По большей части она мне не нравится: на мой взгляд, звучание стало таким однообразным. Сейчас я слушаю оркестровые сочинения: я стала дирижировать на собственных концертах. (Смеётся.)

Это, наверное, невероятно сложно!
После того как я попробовала это, гораздо больше стала ценить дирижёров, с которыми я работаю. Это невероятно сложно! Для этого необходимо такое тонкое понимание произведения и музыки в целом! Просто теории недостаточно, нужен огромный опыт. Во время последнего гала-тура я дирижировала довольно часто. Иногда это было нервно: если ты ошибёшься, оркестр тоже. Никто тебя "вытаскивать" не станет.
 
В Москве будете дирижировать?
Пока я не уверена. Возможно, в шоу будет участвовать дуэт танцовщиков – тогда это будет не очень уместно. Если нет, может быть, продирижирую в каком-то простом произведении – например, в "Танце феи драже" Чайковского.

 Судя по вашей карьере, вы всегда добиваетесь того, чего хотите. Было ли произведение, перед которым вы спасовали?
Это была “Песня Луне” Дворжака из оперы “Русалка”, которую я пыталась спеть на чешском. Я долго пробовала, но, в конце концов, я сдалась: язык впервые победил меня. Чешский – это что-то невообразимое.


О Саре Брайтман

Возраст: 57 лет.
Родилась: в Беркхамстеде, Хартфордшир, Англия.
Рост: 166 см.
Дискография:
The trees they grow so high (1988), The songs that got away (1989), As I came of age (1990), Dive (1993), Fly (1996), Timeless (1997), Eden (1998),  Surrender (1999, сборник композиций Эндрю Ллойда Уэббера), La luna (2000), The very best of 1990–2000 (сборник), Classics (2001),  Harem (2003), Symphony (2008), A Winter Symphony (2008), Dreamchaser (2013).

Детство
У Сары пять сестёр, она самая старшая. Её мама увлекалась балетом и театральной самодеятельностью до замужества, поэтому уже с трёх лет Сара училась в Элмхартской балетной школе, в 12 играла в постановке "Я и Альберт" в театре Пикадилли в Лондоне.

Певческая карьера
Сара сама училась петь. В 18 присоединилась к группе HOT GOSSIP ("Горячая сплетня"), с которой добилась первого успеха. В 1981-м приняла участие в постановке знаменитого мюзикла "Кошки" композитора Эндрю Ллойда Уэббера. В 1984-м Сара и Эндрю поженились. Их брак продлился шесть лет.

"Призрак Оперы"
Именно Брайтман вдохновила Эндрю Ллойда Уэббера на создание культового мюзикла "Призрак Оперы" и исполнила главную роль в его лондонской и бродвейской постановках. 

Гимн Олимпиады
Брайтман стала единственным в истории артистом, исполнявшим заглавную песню двух Олимпийских игр: в 1992-м в Барселоне (в дуэте с Хосе Каррерасом – "Друзья навсегда"), в 2008-м в Пекине (вместе с китайским поп-певцом Лиу Хуаном – "Один мир, одна мечта").


Дуэты
Пела со многими известными музыкантами: с Пласидо Доминго (Requiem и Christmas in Vienna), Антонио Бандерасом (The Phantom of the Opera), Сергеем Пенкиным (I will be with you) и многими другими.