В день, когда я попала на площадку, снимали опасную сцену с каскадёрами. Большой павильон создатели картины оборудовали под ночной клуб. В центре зала они установили столы и барные стойки, а за ними – огромное стеклянное полотно, в которое должен был врезаться автомобиль.
По сюжету этот инцидент происходит во время концерта комика Сергея Гореликова, которого я увидела на сцене. Актёр читал монолог о современных мужчинах:

– Они не хотят принимать никаких решений, – говорил Сергей. – Ну, некоторые, конечно, принимают:  в какую парикмахерскую пойти или какой масло для бороды купить. Рядом с таким мужчиной начинаешь задумываться, что слово "мужчина" – женского рода...

За ним со столиков наблюдали гости клуба (актёры массовых сцен). После каждого дубля они сразу же кутались в пальто и кофты – на площадке было прохладно.

А тем временем специалисты "колдовали" над новеньким Мерседес Гелендваген, подготавливая его к трюку. Автомобиль обтянули едва заметной плёнкой, чтобы стекло не оставило царапин.

Каскадёры также не стояли без дела и по команде своего наставника отрабатывали движения. Глядя на простейшие повороты и отскоки дублёров, я думала, что трюк будет так себе, ничего невероятного. Но я ошибалась!
Когда всё было готово к съёмке, режиссёр приказал членам  группы и нам, журналистам, отойти как можно дальше. На площадке остались только каскадёры – в их числе были и девушки на высоких каблуках.

По команде "мотор" автомобиль, за рулём которого сидели дублёры главных героев, на полной скорости врезался в витрину. Каскадёры в одно мгновение разбежались  в разные стороны, спасаясь от мелких осколков. Всё произошло настолько быстро, что я и глазом не успела моргнуть. Опомнилась лишь тогда, когда на площадке появилась медицинская бригада – одна из девушек поранила ногу.

Я не упустила возможности пообщаться с постановщиком трюков Андреем Берёзкиным.

– В нашей работе не бывает лёгких трюков, – отметил Андрей. – Всегда может случиться что-то непредвиденное. Были трюки и с переворотом машин, и драки, и прыжки с высоты, и горение. Мы делаем всё, чтобы травм было как можно меньше, но они всё-равно случаются. У меня, слава богу, не было ничего серьёзного. Мне не обидно, что в итоге зритель не видит моего лица в фильмах. Имя и фамилия всегда есть в титрах! Мы играем самих себя.

Кроме того, Андрей рассказал, где учат на каскадёров:

– Лично я учился в школе каскадёров в Москве. А вообще в нашу профессию чаще всего приходят спортсмены, которые занимались прыжками, боевыми искусствами.