30 июля на канале СТС стартует сериал "Новый человек". Максим Виторган, который исполнил в нём роль аудитора Вити, рассказал Metro о своей очаровательной напарнице и работе с Ренатой Литвиновой.

В сериале вашей партнёршей стала Татьяна Арнтгольц. Что в ней особенно поразило?
Мы впервые работали вместе. Ну что сказать, Таня – обаятельная, красивая девушка. Светлые волосы, зелёные глаза – что может быть лучше этого? Только светлые волосы, голубые глаза. К тому же, она – человек невероятного терпения. Помню, мы с Вовой Епифанцевым стояли на морозе, дрожали и просили снисхождения, а Таня молчала в своём лёгком пальтишке. Вот она – профессиональный кремень, несмотря на всю свою внешнюю хрупкость. А снимали мы, как бывает, в морозы на улице. Притом всю тёплую часть зимы мы провели в павильоне.

Скажите, какие ещё актрисы, с которыми вам удалось поработать, особенно запомнились?
Мне действительно очень везет с партнёршами, я играю в одних спектаклях с такими мощными девушками как Вика Исакова, Агния Кузнецова, Инга Оболдина, Ира Гринёва, Аня Уколова. Каждая из них отдельная планета, если не целая вселенная.

Вам также везёт с режиссёрами?
В театре, безусловно, да. Я работал с Гинкасом и Яновской, Захаровым и Каменьковичем, Агеевым и Мирзоевым – список можно продолжить. Я очень рад тому, что снимался у Котта, Меркуловой с Чуповым, у Попогребского, у Игуменцевой, очень интересно работалось с Антоном Бильжо в его дебютной работе. Но я был бы совсем не прочь, если бы к этому списку добавились, например, Урсуляк, Звягинцев, Местецкий, Меликян (с которой я пока сотрудничал только в качестве продюсера), Хотиненко, Прошкин, Сигарев, в общем, можно долго продолжать этот перечень. Как-то я снимался в детективно-психологическом сериале "Садовое кольцо" – это такая сложная и откровенная история про сорокалетних. Так вот режиссёром проекта был совсем молодой парень Лёша Смирнов, которому, если не ошибаюсь, тогда было всего двадцать четыре года, а оператор Сергей так ещё моложе. И я был абсолютно поражён тем, как точно они работали: я и представить себе не мог, что можно так держать площадку и быть такими точными, убедительными и так всё понимать.

Если говорить о режиссёрской вселенной, хочется вспомнить короткометражку "Сны Иосифа" с вашим участием, которую сняла Рената Литвинова.
Я вам так скажу, это действительно своя отдельная вселенная, в которой я абсолютный инопланетянин. Такого опыта у меня ещё не было – это уникальный процесс, когда всё берется из ничего, из воздуха, и собирается в кино. Рената просто задаёт тему сцены, некие обстоятельства и дальше включает камеру. Она может снимать минут двадцать, так и не говоря команды "Стоп". Для меня осталось непостижимым, как она это делает, и каким образом, в итоге получается единая картинка. Это был такой интереснейший трип, потому что ничего подобного у меня в жизни не было.

Вы играли Довлатова?
Некого писателя (он так и остался безымянным, хотя мы хотели его как-то назвать), которого пригласили на пробы – на роль Довлатова, но потом так и не утвердили. В общем, это сложная схема.

Снимать кино о кино всегда непросто.
Да, но накануне съёмок мы много обсуждали, как вдруг в один момент Рената сказала написать сцену, как я её вижу, и я написал несколько диалогов. В итоге было четыре совершенно разных варианта сценария, а получился какой-то пятый – не известный никому, кроме Ренаты. Всё было снято за два дня, но сделано это, как минимум, очень красиво.

До съёмок вы были знакомы?
Мы несколько раз виделись, но никогда не общались близко. Как-то встретились в самолёте, она что-то писала. Мы поздоровались, поговорили, и она продолжила писать, а под конец полёта сказала: "Давайте, вы сыграете у меня, роли пока нет, но я что-нибудь придумаю". Так что она выбрала меня вприглядку.

Под вас ведь пишут не в первый раз?
Бывали такие случаи отдельные. Если не ошибаюсь, Антон Бильжо, режиссёр фильма "Рыба-мечта" так и сделал. Когда я его спросил, почему он выбрал меня, Антон ответил, что когда писал сценарий, представлял именно меня. А в пьесе "День радио" мой герой диджей Макс так и был обозначен – Виторган.

Считается, что самый трудный вид актёрского искусства – это озвучание мультфильмов. Как думаете?
Дубляж я всегда делал с радостью – для меня это хулиганство, это лёгкость. Да, он требует от тебя какого-то напряжения: ты стоишь перед микрофоном по 5-6 часов, что совсем не просто. Но жаловаться на это – грех. Тяжёлая работа – в шахте, вот где.

Если говорить о режиссуре, сейчас есть такой проект, за который хочется взяться?
Знаете, я часто об этом думаю, время от времени собираюсь что-нибудь такое сделать, но откладываю. Потому что, на мой взгляд, это работа, которую нельзя совмещать ни с чем, нужно отказаться от всего на 5-6 месяцев и заняться только этим – иначе никак. Так что я пока не могу решиться, но очень надеюсь, что когда-нибудь это всё-таки произойдёт.

Вы согласны с тем, что одна из основополагающих кинематографических тем – взаимоотношения между мужчиной и женщиной?
Да, и в искусстве вообще. Но если бы я выбирал тему для своего фильма, мне бы хотелось, чтобы это был фрагмент жизни, который включал бы в себя доминирующие темы, чтобы это было многогранно, многослойно…

Вот, к примеру, комедия "О чём говорят мужчины" изначально была адресована мужской половине зрителей, но также оказалась интересна и женской – парадокс такой.
Ну конечно, парни заложили всех мужиков (улыбается).

А если всё-таки соберётесь снимать, позовёте друзей из того же "Квартета И"? Может, дочку Полину? Или вы не сторонник работы с близкими людьми?
Честно говоря, это не имеет никакого значения. В выборе артиста на роль для меня не будут иметь значение ни родственные, ни дружеские отношения. Это вообще про другое. Если я вдруг решу, что на какую-то роль мне подходит моя дочь, значит, будет она, и я её попробую. Если не подойдёт, значит, не подойдёт, и будет кто-то другой.

Полина уже делает первые шаги в кино. За что-то уже хвалили?
Да, она вообще хороша, абсолютно самостоятельный, взрослый человек со своей жизнью, со своим стартом, успехами, удачами, неудачами и сомнениями.

В целом, чаще хвалите её или критикуете?
Не всё носит именно две такие краски. Ограничиваться оценками "хорошо-плохо" или "нравится-не нравится" – это удел зрителей. Мы же с ней люди профессиональные и говорим по делу. Но иногда, как мне кажется, ей не хватает доброго слова.

А от своего отца – народного артиста Эммануила Виторгана – помните первую похвалу?
В этом плане он сдержан. Хотя, знаете, вспомнил: когда я только пришёл работать в МХТ имени Чехова, мне сначала предложили роль маляра в спектакле "Преступление и наказание". Я отказался, но мы встретились с режиссёром Леной Невежиной, и в результате она предложила мне Разумихина. Это, кстати, до сих пор одна из моих самых любимых ролей. Увидев мою работу, папа тогда сказал: "Надеюсь, роль маляра тебе предлагать больше не будут" (улыбается).

А что вы можете сказать про своего старшего сына? Даниил уже выбрал свой путь?
Сейчас он увлекается фотографией, видеоблогами, в общем, тем, в чём я совсем не разбираюсь. Так что ещё рано говорить…