Искусство и мода всегда являлись отражением каких-то исторических событий – от чисто символических до тех, которые затрагивали самые глобальные проблемы времени. Мы выяснили, как мир моды в России и за рубежом пережил времена пандемии и какие сделал выводы.

В 2007 году Эстебана Кортасара называли вундеркиндом от мира моды. Тогда он разрабатывал коллекции женской линейки для Эммануэля Унгаро, работал в Париже. Его одежда, чистые линии которой сочетались с изысканным латинским изобилием, продавалась в главных бутиках мира. Всё это осталось в прошлом после того, как пандемия закрыла тысячи модных брендов по всему миру. Финансовые потери исчисляются миллионами. Как и многие его коллеги, Кортасар стремится восстановить ценности модной отрасли, которая раньше требовала безудержного и показного потребления.  Эта концепция нашла отражение в его коллекции для бренда Éxito, поддерживающего тему экологичности.

Metro поговорило с Эстебаном о том, как меняется мир моды.

Что заставило вас переосмыслить своё представление о моде?
– Я размышлял о том, что такое благополучие. Но прежде всего о том, как я связываю человеческие ценности с модой... Сейчас я нахожусь в той точке, когда можно пересмотреть путь, которым буду двигаться дальше. Я действительно вдохновляюсь проектами, когда посредством моды можно обратиться к большему количеству людей. Ограничения заставили меня задуматься о многом...

Как вы видите будущее моды после пандемии?
– Важно вернуться к истокам. И я думаю, мы должны развиваться там, где живём, создавать сообщество там, где мы есть. Мы должны перестать думать, что всё должно быть глобализовано, что добиться успеха можно, лишь уехав в Париж, Нью-Йорк или Лондон. Я говорю так, потому что именно такой была моя карьера. Всё происходящее сейчас – прекрасная возможность, чтобы воссоединиться с нашими корнями.

В чём сейчас смысл быть дизайнером?
– Меня всегда вдохновляли вещи, которые меня окружали. Но я чувствую, что сейчас должен вникнуть ещё глубже, чтобы трансформировать свой опыт с нынешней реальностью. Дизайнер вкладывает душу в работу. В наше время легко создать страницу в Instagram с картинками, но и в это нужно вкладывать всего себя. Сейчас нужно генерировать собственный стиль. Получить голос в современном мире трудно, потому что, сами того не желая, вы всё равно в конечном итоге кого-то копируете. Двенадцать лет в Париже научили меня этому: оригинальность идёт изнутри. Именно так вы создаёте собственные ДНК и язык, которые привлекают аудиторию. И когда вы находите свой голос, люди слышат и чувствуют его.

Что бы вы сказали будущим дизайнерам?
– Меня удивляет вот что... Общаясь со студентами, я понимаю,  что сейчас многие до сих пор интересуются гламуром. Однако есть и те, кто критично смотрит на систему потребления, заинтересован в стабильности, заботе об окружающей среде... Мода не всегда означает роскошь.  Особенно в будущем. Мне всегда интересно наблюдать, как кто-то пытается соблюдать равновесие в этом плане. Дизайнер важен, если он использует свой голос ответственным образом – на благо мира и общества, а не только ради создания красоты. Потому что этого недостаточно. Нам пора меньше думать о тенденциях и больше – об осознанности, чтобы создавать более долговечную одежду. Возможно, это утопический взгляд. Я знаю, что немногие бренды думают так же, но чувствую, что молодые люди думают именно так, и это важно для будущего индустрии моды.


РОССИЙСКИЕ ДИЗАЙНЕРЫ И БРЕНДЫ РАССКАЗАЛИ, КАК ПЕРЕЖИЛИ ВРЕМЕНА САМОИЗОЛЯЦИИ И ПАНДЕМИИ

Игорь Чапурин
дизайнер

"Карантин, конечно же, отразился на нашей компании. Прежде всего – на продажах: они значительно упали и восстанавливаются очень медленно. Возникли сложности с поставками тканей, которые мы обычно заказываем в Европе. В этом сезоне впервые мы не поедем на крупнейшую в мире выставку ткани Premiere Vision в Париже – её отменили. Но за время карантина нам удалось главное – сохранить большую часть команды и не прекратить работать с нашими ключевыми партнёрами. Нашему бренду помогла диверсификация. Мы делаем не только одежду, но и занимаемся промышленным и корпоративным дизайном, создаём костюмы для балета. Например, во время карантина я плотно работал над тремя балетными постановками, в том числе над балетом французского хореографа Анжелена Прельжокажа "Лебединое озеро", премьера которого намечена на эту осень. Весной мы были вынуждены отменить наш сезонный показ, но в октябре, если не изменится эпидемиологическая обстановка в стране, показ всё же состоится".


Андрей Мигунов
сооснователь и генеральный директор Poison Drop, магазина украшений и аксессуаров

"Всё очень по-разному. Как всегда, кризис – гибель для одних и звёздный час для других. Нам здесь важны не конкретные взлёты и падения, а тренды в поведении покупателей. Мы для себя выделяем несколько особенно ярких.
Первый – это необходимость крепкого онлайна (простите за очевидность)... Компании с развитыми интернет-магазинами по крайней мере частично перекрыли убытки от вынужденной паузы.
Второе – важность силы бренда... Компании, которые вкладывали в узнаваемость, прошли кризис намного лучше.
Ну и третье: клиент теперь не просто покупает одежду, он ищет сопричастность на уровне ценностей. "Ребята, я решила сделать покупку, потому что хочу поддержать в эти непростые времена", – вот что мы часто слышали во время карантина. Покупка происходит не только на уровне "мне это подходит" и "выгодная цена", но "мне важно, кому пойдут мои деньги, я хочу, чтобы они оказались у правильных людей".


Олег Пай
сооснователь MIXIT "Лаборатория современной косметики"

С 16 марта 2020 года бренд перешёл на выпуск антисептических средств: санитайзеры разного объёма, маски, антибактериальное мыло и гели для душа.  Приблизительно за одну неделю нам удалось переориентировать производственные мощности. Мы увидели острую потребность общества в антисептических товарах, рост цен на которые увеличивался, также нам стали поступать запросы от фондов, организаций, существующий ранее ассортимент антисептиков раскупался очень быстро. Мы приняли решение выпустить первую партию антисептиков в недорогой упаковке, упрощённым составом, продукт, который будет доступен всем слоям населения.
С точки зрения финансов переориентация была реализована собственными оборотными средствами, так как производство антисептика не отличается от других косметических средств (шампунь, крем, гель и т. д.), основные затраты были связаны с закупками изопропилового спирта.

Авторы текста: Луз Ланчерос, Маргарита Лемешко, Алексей Мокряков