Пожалуй, не было эксперта, которому я бы звонил с таким удовольствием! Устами Валерия Рейнгольда наш футбол огребал по полной – он не стеснялся говорить правду, потому что лучшая игра в мяч была для него бесценна. И он переживал за неё всем своим красно-белым сердцем.

Едва услышав вопрос на какую-нибудь острую тему, Валерий Леонидович сразу разгонялся, да так, что его было не остановить. Для него не существовало авторитетов! Если он чувствовал, что какой-нибудь крупный футбольный функционер или знаменитый (по российским меркам) футболист дал маху, нанёс хоть малейший вред нашему футболу, то громил их беспощадно, не жалея эпитетов. Мог и обсценную лексику использовать. Но это не коробило, наоборот, было ощущение, что он озвучивает мысли миллионов – увы, не каждый наш эксперт готов общаться столь же откровенно.

Слушая его, мне порой казалось, что я нахожусь где-то в эпицентре боевых действий, а Валерий Леонидович – единственный оставшийся солдат старой гвардии, который сражается во славу русского футбола, пытается пробиться сквозь стену непонимания, докричаться, достучаться. Сказать свою правду. Мол, что мы снова на задворках, что надо непременно поднимать наш футбол, вкладывать деньги в детско-юношеские секции, разыскивать звёздочек, а не топтаться на месте и почивать на мнимых лаврах.

Он мог рассуждать об этом вечно, и только мои мягкие просьбы вернуться к сути вопроса возвращали его к действительности.

Для меня Рейнгольд был голосом совести русского футбола. И ведь Валерий Леонидович заслужил им быть – он играл во времена, когда стадионы были переполнены, когда игроки высекали из мяча искры, творили настоящее волшебство на поле. Это были годы Льва Яшина, Эдуарда Стрельцова, людей, которыми восхищались все, причём далеко за пределами страны.

Рыжий форвард "Спартака" тоже радовал публику. В нашем последнем интервью он как раз вспоминал об этом: "Мои друзья говорили, будто я был скоростным футболистом. Это не каждому дано! А без скорости в футболе, честно говоря, делать нечего. Мы же видим сейчас, как люди пешком по полю ходят!"

Рейнгольд будто жил годами расцвета нашего футбола, застыл в том славном времени. И его очень расстраивало, что о нём можно было только вспоминать.

"Если говорить по-простому, у нас в футбол играть не умеют! – говорил он мне в ноябре 2019-го. –То, что показывают наши игроки – антифутбол. Понимаете, футболист должен быть артистом на поле! Он не только должен уметь выполнять установку тренера, но и иметь свой футбольный "конёк" – с детства, с юношества. У него должен быть свой дриблинг, неуловимый финт, высокая стартовая и средняя скорость. Увы, этого нет. Талантов нет! Даже дай нашему парню допинг – он ничего не покажет, потому что в футбол играть не умеет. Понимаете, в футбол должны играть люди, на которых пойдёт народ. Люди ходят не на "Спартак" или "Барселону", а на условного Фёдора Черенкова, на Месси или Роналду. А наш как не умел играть, так и не научится..."

Его слова хоть и отдавали болью, зато были искренними, правдивыми. Каждый раз, заканчивая разговор с Рейнгольдом, я чувствовал, как становилось стыдно за наш футбол, где много денег, но мало толка. Валерий Леонидович всегда задавал правильные вопросы тем, кто за него отвечает. Но ответов на них как не было, так и нет...

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.