Среди бесчисленных памятников Ленину в Тбилиси было два традиционных места свиданий, с прозвищами. У одного из корпусов Политехнического института, в самом центре города, стоял во весь рост Ильич, протягивая к прохожим руку у пояса ладошкой вверх. Именовали этот памятник "Попрошайка". А у пьедестала всегда валялись копеечные монетки, которые западло было брать даже на мороженое.

Другой именитый Ленин высился в районе стадиона "Динамо", на площади перед пивным заводом. Непомерно толстый и длинный указательный палец вождя указывал на проходную пивзавода и фирменную пивнушку. А над проходной красовался огромный лозунг "Верной дорогой идёте, товарищи!". Этого Ильича прозвали "Алкаш". Так и принято было назначать встречи: в такое-то время "у Попрошайки" или "у Алкаша".

Имел народное прозвище и демонтированный на днях памятник маршалу Коневу в Праге. Воспроизвести это прозвище в газете невозможно: ненормативная лексика. А запомнился мне пражский памятник Коневу – огромный истукан в стиле "социалистического реализма" – исключительно из-за "информационных табличек" на пьедестале. В последний приезд в Прагу чешские друзья специально подвезли и показали сей пропагандистский перл – перечисление "заслуг" маршала. В первую очередь руководство затоплением в крови Венгерского восстания в 1956 году и "авторство" кровавого августа 1968 года в Праге. Чехов интересовало: это московский идиотизм или провоцирование российско-чешского конфликта?
Вернувшись в Москву, изучил биографию Конева. С его командованием оказались связаны самые тяжёлые, кровавые поражения нашей армии в Великую Отечественную. В одной только "Вяземской катастрофе" он положил почти миллион солдат. А Ржевская битва? А Жиздринская и Старорусская операции? До сих пор не могу понять, как его умудрился спасти от расстрела Жуков.

Конев сполна расплатился со своим спасителем и покровителем. В ноябре 1957 года в газете "Правда" за подписью Конева опубликована большущая статья, в которой автор самозабвенно мешает с грязью впавшего в немилость к Хрущеву маршала Победы Георгия Константиновича Жукова.

И ещё один штришок к "памятнику" Коневу. В 1953 году именно его назначили председателем "Специального судебного присутствия", образованного для осуждения Лаврентия Берии. Коневское правосудие – это нечто дивное. Берия-то, оказывается, японский и ещё какой-то шпион, хоть и руководил отечественным ядерным проектом.

У каждого народа своя история и своя историческая мифология. К примеру, 23 февраля 1918 года, как доказано, ничего сколько-нибудь значимого не происходило. А у нас до сих пор 23 февраля – День защитника Отечества. Беда, когда наши герои – реальные или мифологические – для кого-то враги. И настоящая беда не столько в том, что в Праге демонтировали памятник советскому маршалу с такой биографией. Беда, что вместо памятника Коневу на его пьедестале в Праге намерены поставить памятник нашему безусловному, реальному предателю генералу Власову и "ветеранам" его Русской освободительной армии. Подобное "не заметить" и простить нельзя.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции