Сепаратизм всегда, всюду, под любыми лозунгами абсолютно неизбежно порождает уголовщину и всегда опирается на внешнее вмешательство. «Самоопределению» требуется защита от Центра – значит, необходимы непрерывные поставки оружия и боеприпасов, конечно, из-за рубежа. Естественно, тайно и незаконно. Население самоопределяющегося региона должно что-то есть, как-то жить, пока продолжается – часто многие десятилетия! – буза. А значит, должно работать хоть какое-то производство с сырьём, комплектующими, запчастями, сбытом, неизбежными финансовыми потоками. Но открыто с «токсичной» областью никто иметь отношения не может – разве что снабжать «гуманитарной помощью». Следовательно, возникают серые, криминальные схемы и у сепаратистов, и у их зарубежных покровителей. И представьте себе активные тёмные делишки с Центром, от которого «отделяются».

Особенность Абхазии в том, что сепаратизм породила узаконенная государством, советской властью уголовщина. Согласно переписи 1989 года, в автономии проживало 525 061 человек. Основные этнические группы: грузины – 240 тысяч (46% населения), абхазы – 93 тысячи (18%), армяне – 76,5 тысячи (14,5%), русские – 75 тысяч (14%) и греки – 15 тысяч (3%).

Самое интересное, что в регионе действовала, если можно так сказать, «этническая экономическая специализация». На русских в Абхазии, как и во всех национальных окраинах СССР, держалась промышленность. Греки в большинстве работали на выращивании табака. Сельское хозяйство, в первую очередь цитрусовые и торговля ими, было «закреплено» преимущественно за трудягами армянами: землю пахать – дело нелёгкое. А абхазы и грузины, массово попивая кофе на сухумской набережной «у Акопа», истово делили между собой административные должности: обком КПСС – абхазам, правительство автономии – грузинам, прокуратура – абхазам, МВД – грузинам… Откаты от вкалывающих нацменьшинств тоже шли абхазским и грузинским начальникам.

Доход республике приносили море и мандарины. При закрытых советских границах наши сограждане загорать могли только на черноморском побережье и лакомиться только самыми северными в мире цитрусовыми. Основные потребители, естественно, россияне. Отсюда стремление жителей Абхазии присоединиться к России. Ещё бы избавиться от дармоедов или хотя бы сократить их вдвое. Сократили. Грузин.

Нынешний национальный расклад. Всего жителей 241 тысяча. Абхазов 122 тысячи (51%), грузин осталось 46 тысяч (19%), армян – 42 тысячи (17%). А русских и греков почти не осталось: массово сбежали в Россию и Грецию. Но вот беда: Союз развалили, границы открыли. И стали россияне отдыхать в Турции и Египте и есть мандарины из Марокко, а не абхазскую кислятину. В Абхазию едут только критически «бюджетные» отдыхающие. А доходы «за должность» приносят только криминальные схемы. И российская помощь.
Выбор президента Абхазии в реальности сводится к вопросу, какая из интернациональных криминальных группировок будет в регионе рулить. Пока у власти удалось оставить Рауля Хаджимбу, старшего лейтенанта из питерского «Большого дома» на Литейном. Но существующую «политико-экономическую» систему ему поломать не под силу. А значит, Москве ломать голову, как решить самими же созданную проблему независимой Абхазии. Не вмешиваясь.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.