Мой четырёхлетний сын Серафим, как и все дети, проявляет повышенное внимание ко всему новому, в особенности к новым словам. К плохим словам в первую очередь. Недавно был забавный случай. Я смотрел сериал и думал, что смотрю его только я, но стоило одному из героев произнести слово «девка», как мой четырёхлеточка весь подобрался и обратил свой заинтересованный взгляд на экран. Все мои попытки заговорить с ним пресекал на корню – вдруг ещё что интересного пропустит. «Девка» было одним из наших первых плохих слов. Мы избавились от него давно, и сейчас для Симки случилось нечто из разряда ностальгии по детству: «Эх, вот время было, золотое!»

Вообще, мы стараемся ограждать его от взрослых фильмов (и мультфильмов), где, как подсказывает нам память, может нет-нет, да и возникнуть запретное слово посреди диалога. Но, как и у всех, бывают промахи. Память-то уже не детская! И ведь, как назло, нас он может и в пол-уха слушать, зато плохое слово из фильма с первого раза запоминает и тут же повторяет, причём громко и не один раз.

И всё же чаще плохие слова приходят извне – уж не знаю, то ли из детского сада, то ли с площадки, то ли из парка (место-то для культурного времяпрепровождения!).

Помню, бабушка рассказывала, как я произнёс своё первое матерное слово... Она тогда сумела отвлечь меня на пролетающий в небе самолёт, и слово забылось... Мне помогло, а вот с Симкой это не работает почему-то. Он забывает, но потом вспоминает снова. Так что нам приходится использовать другой метод. Мы делаем вид, что ничего не понимаем, что не знаем такого слова, что он говорит что-то странное. Обычно это работает. Если же нет, то тогда остаётся только одно – серьёзный разговор. Надо объяснить, что слово это плохое, что оно обидное, что из-за него кто-то может очень расстроиться, заплакать. Симке этого, оказывается, достаточно, чтобы прекратить.