Не хочу читать сыну народные сказки, слишком они кровавые. Мы все сейчас такие осознанные. Слушаем лекции психологов, ходим к коучам. И я не исключение. Стараюсь "быть в моменте", думать, что говорю и ем. Эта привычка к анализу привела к тому, что я больше не могу читать своему пятилетнему сыну народные сказки. Ни русские, ни татарские, ни немецкие с голландскими.

Когда я читала "Курочку Рябу", было ещё ничего. Непонятно, конечно, почему золотые яйца во всём виноваты и курочка решила нести только обычные. Подумаешь, яйцо разбилось. Ты скорлупки золотые на рынок снеси и продай – купишь себе обычные яйца.

"Репка" с "Тремя поросятами" вполне себе приличные. Первая учит работать сообща, а вторая – строить добротные дома, а не довольствоваться халупами, которые любой волк может сдуть.

 А к "Морозко" у меня вопросы. Значит, завёл себе мужик на старости лет противную бабу. А она, такая-сякая, родной дочери мужа житья не даёт. А под конец решает со свету извести. Подсудное, между прочим, дело. А дед как ни в чём не бывало: немного поплакал для приличия – и везёт кровиночку в зимний лес на верную погибель.

Всем известно, что морозы раньше были не чета нынешним. В общем, исход поездки предрешён. Девушка, вместо того чтобы высказать Морозко всё, что она думает о собачьем холоде, скромно молчит и мёрзнет – сказка же.
В итоге она получает дары за скромность (по нынешним временам очень спорное, коли себе во вред, качество: если долго молчать, то можно и цистит заработать). Апофеозом же является её возвращение в семью преступников и абьюзеров. А как ещё их назвать? К тому же сказка формирует у детей образ мужчины, который в семейные дела не лезет и ничего такого, что связано с детьми, не решает. И, само собой, образ жертвы. Дочь старика именно такая – безропотная и послушная, даже если её на смерть везут.

Понятно, что есть и положительные моменты – осуждение лени, хамства. Помните, как дочка мачехи с Морозко разговаривала? Но всё остальное в нынешние времена весьма спорно.

Похожий сюжет с мачехой вы найдёте и в татарской сказке "Золотое перо", и в немецкой "Гензель и Гретель", которую опубликовали братья Гримм. И везде папа совсем как бы и ни при чём. Всё эта ненавистная мачеха. Ага, а папы же у нас ничего не решают и отцовских чувств у них нет. Мне, как мачехе, такое читать неприятно. Ладно я – сын попросил другую сказку, когда читала про папу Гензель и Гретель, который два раза завозил детей в глухую чащу в надежде, что их там дикие животные съедят.

Всё понимаю: тяжёлые были времена. Бывало такое, что детей было не на что прокормить. Но мы живём в другие времена, и нужны другие, менее кровожадные сказки.

В общем, народные сказки я пока откладываю. Сейчас они сыну точно не нужны.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.