Иногда Голландия представляется мне современным Вавилоном. Напомню, что его правитель задумал построить башню, которая бы достигла небес. Работа закипела, но Господь пресёк наглость строителей, смешав язык так, что люди перестали понимать друг друга. Стройка замёрзла, а горе-работники рассеялись по земле. А вот в современных Нидерландах они снова сошлись. Но не для строительства башни, а в поисках лучшей жизни, которую очень облегчает тот факт, что теперь они понимают друг друга. Так как выучили английский или голландский.

Только за месяц я успела пообщаться с сомалийцем, который совсем не похож на пирата, с дружелюбной полячкой, трудолюбивым турком, очень красивой иранкой, умной сирийкой и даже симпатичным парнем из Кюрасао. Последний, кстати, принял меня за индонезийку. Про меня здесь многие так думают. А я с удовольствием рассказываю, что татарка, и объясняю, кто такие татары и как они оказались в России. Но чаще всего я общаюсь с марокканцами и китайцами. Я даже на мастер-класс ходила по приготовлению марокканского кускуса. Это такая крупа, приготовленная с курицей и большим количеством овощей и специй. Не сказать чтобы очень понравилось – уж очень необычные специи и мало соли, но мне было интересно попробовать национальную кухню и посмотреть на процесс.

Так что багаж знаний о традициях, культуре и еде других народов пополняется с немыслимой быстротой. На днях китаянки в группе для мам с малышами рассказали о том, как принято в Китае имена давать. Оказывается, в каждой семье есть поэма с большим количеством имён. И каждого ребёнка называют согласно перечню этого старинного документа. А ещё одна из них объяснила мне, почему китайцы ходят группами и всегда очень внимательно слушают руководителя. В её школьном классе было около 50 учеников. И чтобы что-то услышать и понять, надо было очень тихо сидеть и внимательно слушать. Якобы потому и дисциплина поддерживается на хорошем уровне. Сейчас в её краях в школах за партами сидят около 30 ребят.

А вот полячка меня насмешила. Сначала я отнеслась к ней настороженно. Всё-таки все эти разговоры о том, что поляки не любят россиян, не на пустом месте возникли. Но она сама подошла ко мне на одной волонтёрской встрече и стала так интересно сравнивать польских и русских женщин с голландками, что лёд растаял моментально.

"Понимаешь, в Москве или Кракове девушки перед походом в поликлинику или банк красятся, надевают всё самое лучшее, – говорила она мне, показывая руками, каким может быть декольте у славянских женщин. – А здесь тебя просто не поймут. Ну зачем здешнему доктору смотреть на лицо с макияжем? Я ни за что не смогу появиться в рабочих брюках и обуви в центре Кракова, а в Голландии я это делаю спокойно. Здесь никому нет дела до твоей внешности".

Всего за год своей голландской жизни я успела пообщаться с десятками выходцев из самых разных стран мира. Это, безусловно, обогащает и делает меня более понимающей. Намного легче переносить шум за окном, если дружить со своими соседями и знать, что они празднуют.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.