Не так давно я была на закрытом культурном мероприятии, средний возраст участников которого колебался между 75–80 годами. Всё обещало быть мило, тихо и беззубо (во всех смыслах). Заслуженные старички сидели за столиками, кушали, выпивали, получали подарки и предавались воспоминаниям о прошлых подвигах. За ними с умилением наблюдали журналисты, записывая самые трогательные детали для своих репортажей. Кто-то отводил наиболее интересных старичков в уголок и брал интервью. Так как большая часть спикеров слышала плоховато, то казалось, что в разных углах помещения корреспонденты орали на дедушек и бабушек.

– КАК ВАМ МЕРОПРИЯТИЕ? МЕРОПРИЯТИЕ, ЭТО? КАК ВАМ? – пытал парень с микрофоном очередную, растерянно улыбающуюся жертву.

В другом углу молоденькая девушка с симпатичным кукольным личиком терзала дедушку, а оператор за её спиной фиксировал всё на камеру. Её неожиданные вопросы заставили меня прислушаться к их разговору.

"Коронавирус особенно жесток к пожилым. Вас это пугает? Какие меры принимаете?" – кричала жестокая юная красавица в лицо дедуле, который что-то тихо бормотал ей в ответ. Журналистка явно была разочарована услышанным, но не сдавалась: "Евро вырос, цены выросли. Вам хватает на еду?"

Старичок закачал радостно головой и что-то опять забормотал, явно довольный, что такая молодка интересуется его жизнью.

Журналистка наконец отпустила его на волю и, закусив губку, вместе с оператором осмотрела оставшийся ассортимент спикеров.

Опросив ещё несколько человек, она с микрофоном под мышкой вернулась за стол для журналистов, чтобы подкрепиться.

Демонстрируя здоровый аппетит, она с набитым ртом громко жаловалась знакомой коллеге: "Какие тут все скучные! Я уж что только не делаю, что только не спрашиваю. Но, блин, ничего с ними не происходит: никто не болеет, никого не ограбили, никого не побили".

Коллега с восхищением смотрела на жующего спеца и расспрашивала о методах её работы.

– Каждый день ездим, ищем скандальный материал. Всегда что-нибудь находится, – уверяла журналистка.

– А если не находится? – не унималась соседка.

– Ну, тогда сидим и плачем, – пошутила красотка и, подумав, добавила: – Или что-то придумываем сами. Один раз вообще был тухляк несколько дней. Мне даже пришлось дом поджечь, чтобы репортаж сделать. Зато материал был классный".

И в этот самый момент мне внезапно пришли в голову две мысли. Первая: из меня никогда не выйдет хорошего новостника. Вторая: а ведь мы сидим на теплоходе посреди Москвы-реки в компании с сумасшедшим человеком.

Оставшуюся часть прогулки я старалась стоять ближе к выходу и не выпускать из вида поджигательницу, заодно придумывая возможные варианты заголовков про несчастный случай на нашем судне: "Старость пошла ко дну", "Не дожили до коронавируса".

К счастью, не пригодилось.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.