Научный руководитель Гидрометцентра Роман Вильфанд сообщил, что самым хмурым и депрессивным месяцем года является ноябрь, так как в это время понижается атмосферное давление, из-за чего солнце закрыто облаками.

Руководитель Центра медицины МГУ, врач-сомнолог Александр Калинкин ему вторит – из-за недостатка солнечного света нарушается выработка мелатонина (с серотонином тоже проблемы), а это причина сезонных депрессий... Правда, советы по преодолению осеннего сплина специалисты дали не всегда выполнимые – побольше бывать на солнце, общаться с друзьями, ходить в театр – в общем, развлекаться на всю катушку.

В театр я сходила – на спектакль Московского академического театра имени Вл. Маяковского "Пигмалион". Но там откуда солнцу взяться, там Лондон – сцена в тумане, потрясающие декорации заливает лондонский дождь, публика под зонтами, Элиза Дулиттл в обносках, профессор Хиггинс в исполнении Игоря Костолевского весь в сером, за билет уплатила 1250 рублей. Но актёры играют ярко, за что им моё антидепрессивное спасибо.

Самое время, как советуют доктора, пообщаться с друзьями и близкими, далеко ходить не надо – теперь они все в соцсетях. Вот и я на странице у приятельницы прямо в подтверждение слов метеоролога и врача, что ноябрь – самый хмурый месяц, послушала песню Земфиры Abuse. Про Земфиру ничего нового не скажешь – талантливая, красивая, всегда готова пригласить в свой ад. Но сколько же мне лет, что я ещё помню синонимы новомодных слов, одним из которых Земфира назвала свою песню – Abuse? Перевожу.

Абьюз – насилие, которое кто-то принимает за любовь. Работаем над отношениями – когда-то это было выражение про попытки склеить разбитую чашку. Абьюзер – партнёр, мучающий свою половинку. Токсичные отношения – не любовь, а сплошное унижение. Гештальт – в моё время говорили "нерешённая проблема", вечные грабли, на которые наступаешь снова и снова. Закрыть гештальт – осознать, что "грабли" были токсичными, и выйти из отношений с наименьшими потерями.

Прочитала тут в Интернете совет, как пережить расставание. "Представьте, что ваш самолёт загорелся. Вы же не пойдёте в кабину к лётчику и не будете допытываться: "А из-за чего пожар? А почему всё произошло так быстро? Ведь было всё у нас всерьёз второго сентября? Электропроводка замкнула, или двигатель не выдержал, заискрил?" Нет, вы бежите к аварийному выходу и мчитесь по полю как можно дальше от горящего самолёта". Ага, а потом стоишь на этом поле, исхудавшая, как Земфира, и думаешь: "Полный абьюз!"

Вечерами я слушаю лекции психиатра Андрея Курпатова. На вопрос, что такое любовь, он ответил: "С точки зрения нейрофизиологии, любовь ничего особенного из себя не представляет". Слушатели смеялись, я тоже. Но почему же тогда смотреть, как всё догорает, так больно, в смысле, токсично? Да просто ноябрь, просто дождь.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.