В Москве неожиданно рано начался сезон аллергии на пыльцу растений. Так ничего же ещё не цветёт, удивится кто-то, берёза, враг многих аллергиков и астматиков, даже почки ещё не набрала. Зато воздушными массами принесло пыльцу орешника и ольхи, которые уже зацвели в Западной Европе. Как всё-таки мала наша планета!

С зимовки в дальних тёплых землях на Родину вернулись наши гуси и лебеди, здесь они сейчас начнут решать квартирный вопрос – обустраивать гнездовья. Об этом на своей странице в "ВК" сообщил один из ведущих орнитологов нашей страны, заместитель по научной работе руководителя Дарвинского государственного биосферного заповедника Мирослав Бабушкин. Этот заповедник находится на границе Вологодской и Ярославской областей и, благодаря фанатизму Мирослава, стал точкой притяжения волонтёров – любителей птиц со всей страны. Люди просто берут отпуска за свой счёт и приезжают в заповедник, чтобы исходить и изъездить сотни километров лесов, снегов и болот, наблюдая за редкими птицами и помогая им обустраивать гнёзда.

Владимир Акимов – работник известного предприятия, производящего альпинистское снаряжение, приехал в Дарвинский, чтобы за секунды подниматься на вершины сосен – укреплять настилы, на которых скопа, орлан-белохвост обустроят себе жильё. Москвич Павел Леденев, тоже в профессиональной жизни к птицам не имеющий отношения, приезжает и помогает установить и проверить фотоловушки. Мирослав Бабушкин, у которого дома постоянно живут птицы, напоминает, что сейчас самое время развешивать новые скворечники, синичники, гоголятники, домики для сов взамен старых, прохудившихся за зиму.

Да, о берёзах. Не заготавливайте берёзовый сок. И другим не давайте! Лесники (я обнаружила это в одной из их профессиональных групп во "ВКонтакте") призывают: "Весна, теплота, из зимней спячки вместе с нами выходят и жители лесов – ёжики, барсуки, пчёлы, бабочки и многие другие. Вместе с ними просыпаются деревья, одной из первых "расцветает" и символ России с давних времён – берёза. Происходит весеннее сокодвижение – питательные вещества, накопившиеся за осень, движутся из корней в ствол дерева для питания всех частей растения. И тут в лес приходит человек, делает надрез, ставит банку, в неё капает сок. Зачастую он течёт целыми днями, пока не вытечет весь или не зарастёт надрез. И это не просто вода – это то, что даёт дереву жизнь после тяжёлой спячки".

Я хоть с детства и любила берёзовый сок, но согласна – не те сейчас времена, не голодные и не военные, не лихолетье, чтобы ранить берёзы ради напитка. Да, знаменитая песня "Берёзовый сок" на стихи Михаила Матусовского и музыку Вениамина Баснера в исполнении "Песняров" щемит сердце. "Как часто, пьянея средь ясного дня, я брёл наугад по весенним протокам, и Родина щедро поила меня берёзовым соком, берёзовым соком". Под это ангельское пение хочется плакать, как ни банально это звучит. Сейчас так не поют – не модно, не вставляет. И только в памяти людей моего возраста и старше всё то же белоствольное дерево детства и берёзовая роща, по которой идут мои молодые мама и отец.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.