Всё у меня как всегда, не считая того, что в пяти минутах езды от моего дома в Утрехте можно найти море цветов. В память о жертвах, которых не так давно застрелил уроженец Турции.

В тот день, когда это случилось, я испытывала не только страх, но и злость. У меня было столько планов, а я и тысячи других жителей города вынуждены сидеть за запертыми дверями. И всё из-за того, что какому-то придурку вздумалось поиграть со своим пистолетиком.

Заперлись мы после эсэмэс-сообщений из хемеенте (местная мэрия) о том, что преступник в бегах, а потому просьба запереть засовы и никуда не высовываться. Уже потом мы узнали, что тот товарищ совершил столько всего, что власти стали сомневаться в его психическом здоровье. Но вот процедуру освидетельствования нельзя было провести без его на то согласия. Простите, а какой идиот скажет, что он идиот? Сейчас этот закон хотят изменить. Я целиком и полностью поддерживаю. Странно ожидать согласия на процедуру психологического освидетельствования от человека, которого судили за кражи, обвиняли в попытках совершить убийство и в изнасиловании.

Что касается страха, то он был не за себя, а за близких. Мой муж ехал в том самом трамвае за час до того, как произошла перестрелка. А садик моего сына находится в пяти минутах ходьбы от места, где всё случилось. Я опасалась, что убийцу не поймают до того, как мне идти в садик за сыном. В итоге преступника поймали, когда я возвращалась с сыном домой.

Моё облегчение было таким сильным, что мне захотелось зайти в ресторан, который мы проходили по дороге, чтобы отпраздновать поимку преступника. Мужу желание показалось неуместным, да и я понимала, что это просто порыв. Странно радоваться, когда где-то горюют люди, которые потеряли близких.

Несмотря на случившееся, я не боюсь ходить по улицам и заходить в тот самый трамвай. Я больше не могу бояться. Мне надоело это делать. Хотя после терактов в московском метро мне было жутковато спускаться в подземку. Но человек привыкает ко всему. Все мы смертны. Вопрос только в том, как и когда это случится.

Ну а пока, в ожидании смерти (шучу), мы можем сходить в ресторан, купить красивое бельё, цветы, дорогой парфюм, сделать для себя и близких что-то приятное. Мы живы, и это точно стоит отпраздновать.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.