Олимпийская чемпионка Маргарита Мамун рассказала Metro, как изменилась её жизнь после Олимпийских игр, чем занимается во время паузы в профессиональной карьере, а также о предстоящей свадьбе и планах на будущее.

Вы взяли паузу в карьере. Скучаете по гимнастике или, наоборот, радуетесь, что наконец-то можно отдохнуть?

– Конечно, я скучаю. И начала скучать почти сразу же. Особенно сильно это почувствовала на соревнованиях Гран-При в Москве. Я взяла паузу из-за проблем со спиной, чтобы восстановиться в физическом и моральном плане, но, конечно, лёгкие тренировки присутствуют. Они нужны и для восстановления, и для подготовки к предстоящему шоу в Питере.

Что чувствовали на Гран-При, наблюдая за происходящим с трибуны?

– Я впервые наблюдала за соревнованиями с трибун от начала и до конца. Раньше такого не было, особенно на Гран-При. Я наблюдала, как девчонки поднимаются из зала по лестнице, как они волнуются, готовятся к выходу, как им кричат с трибун... и понимала, что пока не готова всё это пережить заново.

Сейчас у вас появилась возможность пожить жизнью обычного человека. Она вам нравится? Смогли бы всегда так жить?

– Пока не знаю. Раньше, я много времени проводила в зале, там я каждый день делала практически одно и то же, под одну и ту же музыку, в одном и том же режиме. Из-за этого время тянулось очень медленно, но я этого не понимала. После Олимпиады всё изменилось. Я помогаю маме с братом, обустраиваю с женихом свой угол – только это занимает больше половины времени. Другую часть занимают съёмки, интервью, встречи, мероприятия. Пока я не знаю, какая жизнь у обычного человека, когда в расписании только дом, семья и работа.

Вы затронули тему семейной жизни, у вас скоро свадьба, расскажите, как проходит подготовка к этому важному событию? Что уже готово?

– На самом деле, ничего не готово. Сейчас все силы направлены на ремонт и обустройство того места, где мы сейчас живём. Также надо было решить много других вопросов. Например, вчера я сдала на права и наконец-то смогу ездить на машине, которую мне подарили после Олимпиады. Она полгода ждала своего часа, и меня очень беспокоило, что она есть, а на ней никто не ездит. Надеюсь, машина сэкономит моё время.

И всё-таки про свадьбу, уже начали выбирать место для торжества, платье, кольца?

– Какие-то предположения, конечно, есть. Но пока ничего конкретно: нет ни даты, ни платья. Могу только сказать, что мы не хотим широкомасштабное торжество, хотим пригласить только самый узкий круг.

Вы сейчас готовитесь к шоу олимпийских чемпионов, расскажите подробней об этом.

– Шоу олимпийских чемпионов проходит каждый год, обычно в формате новогодней программы. В нём участвуют именитые гимнастки – олимпийские чемпионки, призёрки и чемпионки мира. Перед новым годом мы провели два шоу в Москве, шоу в Казани и одно в Красноярске. Но так как я выступаю за Питер и считаю его своим вторым городом, то когда узнала, что буду участвовать в шоу, пообещала, что выступлю и в Санкт-Петербурге. До нового года мы этого сделать не успели, поэтому перенесли всё на 1 апреля. Не буду раскрывать всех секретов, скажу лишь, что гостей ждёт гимнастическое и очень интересное шоу. Буду очень рада увидеть на трибунах весь Питер.

Ирина Винер говорит, что будет счастлива как вашему возвращению, так и тому, если вы не вернётесь, поскольку у вас будет семья. А как вам кажется, могли ли вы быть счастливы без гимнастики?

– Я думаю, моё будущее в любом случае будет связано с гимнастикой, потому что я всю жизнь в этом виде спорта. Это моё любимое дело, так было есть и будет. И оно меня всё равно не отпустит. Я понимаю Ирину Александровну и знаю, что она очень скучает, но будет рада, если я буду счастлива со своим молодым человеком. Она всегда желала мне только счастья.

Каково это – работать с Ириной Александровной Винер? Какая она для спортсменок? И отличается ли в обычной жизни и на тренировках?

– Ирина Александровна в зале и в жизни – это два абсолютно разных человека. Она человек настроения, строгая, но справедливая. На соревнованиях она в таком образе, в котором её привыкли видеть. Но когда мы в зале, и она в хорошем настроении, то рассказывает всякие истории, смеётся и хохочет. В такие моменты мы можем разговаривать с ней на самые разные темы.

А ваш тренер Амина Василовна Зарипова похожа на Ирину Винер?

– Она похожа на Ирину Александровну тем, что тоже очень эмоциональная. Когда я только к ней пришла, она от меня хотела всё и сразу, но со временем начала понимать, что всё нужно делать поэтапно. У Ирины Александровны всё иначе: если делаешь какой-то элемент, то он у тебя должен получиться сразу, если не выходит – значит это не твой элемент, берём что-то другое.

Некоторые тренеры пропагандируют максимальную жёсткость, которая порой кажется излишней. Что вы думаете по этому поводу? Где эта грань?

– На самом деле работа тренера очень тяжёлая. Он должен быть одновременно и тренером, и мамой, ещё и психологом, чтобы понимать ребёнка и находить к нему подход. Но у всех по-разному. С некоторыми действительно нужно кнутом и кнутом, с другими кнутом и пряником.

В детстве, наверняка, было тяжело. Бесконечные тренировки, пока другие дети гуляют. В какой момент вы поняли, что это всё не зря и что это нужно именно вам, а не родителям и тренерам?

– Где-то в 13 лет я хотела заканчивать со спортом, потому что вставал вопрос: продолжать учиться или продолжать тренироваться и уже не ходить в школу. Все мои одноклассники знали, куда они хотят поступать, кем хотят быть, а я нет и меня это пугало. Тогда мне очень помогли родители, приняв за меня решение. Они позвонили в центр олимпийской подготовки тренеру, которая хотела бы меня посмотреть и взять к себе в группу, всё обсудили и сказали: завтра ты идёшь к ней. В итоге меня посмотрели, и на следующий день я поехала на сборы в Подмосковье. Поначалу было очень трудно, но потом приехала Амина Василовна и начала меня тренировать. Через некоторое время она повезла меня к Ирине Александровне, и тут я поняла, что мы уже добрались до самого высшего уровня, потому что выше Новогорска, выше этой школы ничего нет; передо мной стоит Ирина Винер – самый главный человек в гимнастике в России, и я ей понравилась, дальше отступать было некуда.

Вы увлекаетесь рисованием. Что обычно рисуете?

– Я очень редко рисую, потому что не хватает времени. Рисую портреты обычным графитовым карандашом, который можно растушёвывать. Когда у меня был день рождения мне девчонки из моей официальной группы подарили именные простые карандаши с олимпийскими колечками и огромный альбом. Это было очень мило, очень здорово.

Как вышло, что москвичка учится в петербургском университете?

– Ирина Александровна там защитила доктора наук и диссертацию, там отучились многие известные гимнастки, начиная от Алины Кабаевой , заканчивая Евгение Канаевой. Именно в Санкт-Петербурге зародилась художественная гимнастика... К тому же, кафедрой гимнастики заведует наш преподаватель Раиса Николаевна Терёхина. Когда мы тренируемся с утра до ночи и времени на учёбу не хватает, она входит в наше положение и всё понимает.

Вам кажется, что Олимпиада, казалось, была только вчера или, наоборот, что прошло много времени?

– И давно и недавно. После Олимпиады время начало просто лететь. Сейчас мне кажется, что это всё было во сне. Я до сих пор не могу в это поверить. Верю только тогда, когда смотрю видео.

Что вспоминаете больше всего, связанного с Играми?

– Как я иду по этому большому помосту перед выступлением. Ни на одних соревнованиях не было ничего подобного – они будто специально старались пострашнее всё сделать (смеётся). Потому что, пока ты дойдёшь сюда, потом повернёшь, потом вернёшься к судьям, дождёшься, пока тебя объявят и только потом пойдёшь – это, конечно, очень волнительно. Вот этот момент мне очень сильно запомнился и иногда снится.

В одном из интервью вы сказали, что вам не хватает наглости и уверенности. После того, как вы стали олимпийской чемпионкой, как считаете, у вас появились эти качества?

– В обычной жизни у меня нет такого, что расступитесь, я олимпийская чемпионка. До сих пор ловлю себя на мысли: "Я действительно это сделала? Я олимпийская чемпионка?" Но в спорте какая-то наглость и уверенность мне были очень нужны, потому что я человек мягкий и спокойный, а это несвойственно для спортсмена, особенно в спорте высших достижений.

Понятно, что загадывать насчёт Токио не хочется, но как вы думаете, легче тому, кто приехал на Олимпиаду впервые, или тому, кто защищает свой титул?

– Я помню момент, когда Настя Близнюк зашла ко мне перед выступлением, чтобы пожелать удачи, а я говорю: "Настя, почему я вообще не волнуюсь? Мне страшно от того, что я не волнуюсь." А она говорит: "А почему ты должна волноваться, это же обычные соревнования, такие же, как и были, ты делаешь то же самое, почти перед теми же судьями". И мне стало спокойно. Поэтому я не знаю, как ответить на этот вопрос. С одной стороны на второй Олимпиаде у тебя уже больше опыта, с другой стороны ты понимаешь, что это Олимпиада, что это очень нелегко. Так что, посмотрим, не буду загадывать. Конечно, любой спортсмен мечтает попасть на Олимпиаду – это же самые высшие соревнования. Когда ты хорошо выступил, и идёшь по стадиону на церемонии закрытия, а тебя чествует весь мир – это абсолютное счастье.