Недавно в Москве и Петербурге начался новый сезон мюзикла «Джульетта и Ромео». Теперь это не 3D, а High-Tech-мюзикл. Что изменилось?

Мы всё время меняемся, потому что учимся, каждый день репетируем, пробуем, в каких пропорциях давать звук, свет и другие эффекты.   

Мы уже научились создавать 3D-технологии, теперь мы каждый день учимся пользоваться ими так, как надо, чтобы зритель за счет спецэффектов получал полное понимание всей истории и чувствовал, что он в 21 веке.   

Вы первым «приручили» технологию 3D в театре. Какие теперь вызовы вы перед собой видите?

Знаете, хотелось бы пойти на несколько шагов вперед, но пока это очень дорого.

Я думаю, что в моём следующем проекте «Питер Пен», который тоже выйдет в 3D, будет не просто экран, а своего рода книга. Она откроется, а из нее появятся живые «вырезанные» картинки  - помните, как в книжках в детстве.

Теперь также есть возможность использовать технологию motion capture, когда артист сидит в грин-руме за сценой, а его действия и слова проецируются, например, на дракона, которого видит и слышит зритель.

Еще скоро  в театре будут виртуально выступать, например, Мэрилин Монро или любой другой актёр из прошлого.  Если решить вопрос с авторскими правами, конечно…

Актёр мюзикла должен быть «универсальным солдатом»: играть, петь, танцевать.  Кто из российских звёзд, с которыми вы работали, может одинаково хорошо выполнять все три эти задачи?

Предоставлено Let !t Show Production

Фото:

Я начинал мюзикл в России. Когда мы делали «Метро» в Москве в 1999 году, к нам приходили люди вообще неподготовленные. Они не понимали, в чём дело, пели народные песни, танцевали народные танцы. Это было очень смешно. Сейчас  - совсем другое дело. Все артисты приходят подготовленными на русском и на польском языках, с «минусами» и «плюсами», умеют всё, всё, всё… На профессиональном уровне Россия сейчас стоит очень высоко…

Если говорить про человека, который одновременно хорошо делает три вещи - играет, танцует и поет, то это мечта каждого режиссера в мире. Конечно, найти таких людей нелегко, но они есть.  У меня в «Метро» была такая Света Светикова, которая и поет, и танцует, и играет -  и на высоком уровне всё это делает. Я также увидел шикарный мюзикл Киркорова «Чикаго». Там играет Настя Стоцкая. Это было просто вау! Она- супер! Это как раз человек, который может прекрасно делать все три вещи.  Не ожидал, что увижу такой уровень в Москве. Мне хорошо знаком этот мюзикл, я видел его несколько раз в Америке, и уровень московской версии Киркорова действительно мировой.

Среди других наших талантливых актрис, которые профессионально танцуют, поют и играют, могу еще назвать Теону Дольникову и Ирину Медведеву. 

Вообще, в акто-музыкологии человек должен всю свою жизнь заниматься, работать, поднимать уровень, потому что конкуренция в области огромная.

Продолжая разговор о многопрофильности... Вы сам и режиссер, и актёр, и хореограф. Какое из этих амплуа для вас основное, в каком лучше себя чувствуете?

Предоставлено Let !t Show Production

Фото:

Не знаю, бывает по-разному. Я люблю быть на сцене как актёр, занимаюсь хореографией, сам пою и танцую. Но режиссура - это такая вещь, которая дает полную творческую свободу. Мой любимый момент - когда ты сидишь в театре, перед тобой пустая сцена и ты можешь заполнить это пространство каким-то действием. Этот процесс я очень люблю, поэтому, наверное, режиссура для меня - главное.

Мюзикл как жанр пришёл в нашу страну совсем недавно из США и Европы. Россияне уже приняли мюзикл или этот процесс еще идёт?

Мюзикл всегда в России был. Первое музыкальное кино, которое я в своей жизни посмотрел, был русский фильм «Весёлые ребята» с отличной музыкой Исаака Дунаевского и режиссурой Григория Александрова.

Это органично, что мюзикл нашелся на русском рынке, ведь россияне - очень музыкальный народ. Я думаю, что в будущем здесь будет очень много оригинальных композиций и своих режиссёров.

Можно ли сказать, что уже появился характерный российский мюзикл?  

Конечно, есть примеры оригинальных русских проектов, например, «Норд Ост». Это был такой первый современный российский мюзикл. Еще раньше был «Юнона и Авось».  Но когда только бум на мюзиклы в России начался, конечно, зритель хотел сначала посмотреть то, чего он раньше не видел - «Чикаго», «Призрак оперы», «Нотр-Дам» . Когда он всё это увидит, тогда, наверное, захочет оригинальной, отечественной продукции.

В последние годы в России и Петербурге в частности начали появляться другие постановщики мюзиклов, например, Stage Entertainment. Как  вы относитесь к конкурентам?

Я не боюсь хороших спектаклей, потому что если человек пойдет на него, он скажет: «О, мюзикл - супер! Надо на другой какой-то пойти». Самое опасное, если ему попадется плохой мюзикл. Он пойдет и поймет, что мюзикл - г…но (от ред. «не очень»). Поэтому я не боюсь конкуренции, пусть люди делают хорошие спектакли, пусть этот жанр будет популярным в России.

В нескольких интервью вы признавались, что мечтаете поставить мюзикл «Мастер и Маргарита». Недавно это сделал петербургский «Мюзик-Холл».  Было обидно? Не откажетесь от постановки?

Конечно, обидно, но я все-таки сделаю его. У меня есть отличное либретто, написанное Юрием Ряшенцевым. Это такая мечта моей жизни. И технология 3D, которой я пользуюсь сейчас, она будто создана для этого мюзикла: для бала Сатаны, для сцены полёта Маргариты… Думаю, что через несколько лет мы всё обязательно сделаем. Возможно, сначала не в России.

Почему именно "Мастер и Маргарита"?

Мне нравится этот роман, я его много раз перечитывал. В Польше эту книгу тоже очень любят. В 2003 году у нас проходил опрос, какая книга самая популярная, и Булкагов выиграл. Вообще,  этот роман очень театральный, хочется его сделать, увидеть.

В вашем крайнем мюзикле «Джульетта и Ромео» вы рисуете образ будущего. Какое будущее вы видите для мюзикла в России?

Я надеюсь, что Россия будет страной счастливых, богатых людей, которые будут ходить каждый день в театры - и на мюзикл, и на оперу, и на драматические спектакли. И вот в это время я надеюсь быть здесь и показывать свои постановки. И все будут довольны и счастливы. Хотя многое в будущем, конечно, зависит от того, что будет с экономикой, с политикой. Я надеюсь, что всё скоро будет хорошо, кризис закончится, и политики успокоятся.