Изменить жизнь

Главная цель участников "Швединга" - пережить приключение, ощутить себя в шкуре актёров, режиссёров, сценаристов. Почувствовать, каково это, - говорит Юрий Стрелюхин. - Съёмочная площадка – это сплошной фан. Ценно здесь еще и увидеть конечный результат, который команда единомышленников сделала сообща. Когда из подручных средств собирается нечто, что похоже на оригинал, то это вызывает желание творить дальше. Для победителей у нас серьезные призы – обучение в Московской Школе нового кино. 2,5 года на факультете режиссуры. Для некоторый это возможность поменять свою жизнь

Около полсотни раз нам пришлось спеть знаменитую строчку из фильма "Ирония судьбы, или с лёгким паром", чтобы снять короткометражную пародию на отрывок из знаменитой комедии для фестиваля "Швединг"

Несколько месяцев все желающие присылали свои 3-минутные работы на 1-ый фестиваль "Швединг", который пройдет 6 августа на "Винзаводе". Мы тоже решили не остаться в стороне и попробовали себя в роли актеров. Режиссерское кресло занял организатор фестиваля пародийных короткометражек Юрий Стрелюхин, прибывший к нам в редакцию с помощниками: оператором и художником-постановщиком. 

- Чтобы уравнять шансы любителей и профессионалов на победу в нашем фестивале, швед должен соответствовать определенным критериям, - ввел нас в курс дела Юрий Стрелюхин. - Прежде всего, ограничение по бюджету. Потратить на весь ролик нужно не больше 7 тыс.рублей. Круче, вообще ничего не потратить, и сделать все своими руками. Декорации из картона и так далее. Видео должно быть не более 3 минут и не содержать ничего неприличного. В шведе не должно быть компьютерных спецэффектов - всё с помощью подручных средств, взрыв заменить бенгальским огнем и так далее. За основу должен быть выбран узнаваемый фильм.

Что ж, мы максимально точно выполнили все требования. Выбрали отрывок из "Иронии судьбы, или с лёгким паром". Помните момент, когда подружки Нади нагрянули к ней в дом, она выдала жующего Женю за Ипполита, а потом с Валей и Таней спела "На тихорецкую состав отправится". 

С бюджетом тоже все было как надо. Специально не было потрачено ни копейки. Из дома принесли одежду, более-менее напоминающую наряды героев. Шикарные шапки Тани и Вали решили смастерить из плюшевых игрушек. Зал Надиной квартиры устроили в комнате, где проходит редакционная планерка. 

- Пустовато... - сказал Юрий, увидев комнату со столами, на одном из которых были свалены плюшевые игрушки.

- Я вижу енот и медведь, чтобы получить роли шапок Тани и Вали, прошли серьезный кастинг, - заметил наш режиссер.

- Только у них и был кастинг, остальные получили роли по блату, - сказала я, уже успевшая примотать к голове енота, чтобы предстать Таней, которую в картине Эльдара Рязанова сыграла Лия Ахеджакова.

- На столе надо бы организовать новогоднее застолье, - скомандовал Юрий.

Через минут 20, после поисковых работ по всему офису, на столе стояло блюдо с лимоном, двумя огурцами и одним персиком, остатки печенья, бокалы и бутылки, цветок, украшенный как новогодняя ёлка, коробки из-под сока, а завершал композицию посох, украшенные новогодним дождиком (его нашли в шкафу редакции). За столом установили какие-то съемные двери, которые укутали в чёрную ткань. Из вешалки с помощью ватмана и маркера смастерили торшер. Принесли стопку книг... 

- Почему в тарелке с печеньем скомканная бумага? - поинтересовался режиссер.

- Мне в кадре придется жевать, - начал наш модный редактор Алексей Мокряков, которому досталась роль Лукашина. - Вот я решил жевать бумагу. Очень удобно. Долго можно жевать и еда не выпадает при репликах.

- Актерские хитрости. Отлично, - похвалил Юрий. - Но мы начнем не со сцены знакомства подруг Нади с Лукашиным, а с песни. Надо разогреться.

- Хорошо бы Асе (наш музыкальный критик Ася Гельман играла героиню Валентины Талызиной - Валю) какой-то фиолетовый шарфик, как в фильме, - заметил наш художник-постановщик Алексей Шклярик, и увидев нашего IT-директора Максима в фиолетовой футболке, обратился к нему: 

- Может, одолжите футболку?

Максим раздеваться не стал, но притащил на съемочную площадку фиолетовый пакет-маечку. Мы пристроили этот полиэтиленовый шарфик Асе на шею.

- Лучше бы грудь накладную сделали, - недовольно заметила наша экранная Валя.

Песню мы записывали долго. Очень долго. Больше всего дублей ушло на крупный план Нади, которая поёт, глядя на своего непрошеного гостя. Редактор городских новостей Даша Буянова, которой досталась главная роль, никак не могла добиться нужного выражения глаз.

- Ты смотришь слишком стервозно, - заметила наш оператор Алёна Захарова. - Больше любви.

- Надя, как мне кажется, ненавидит и презирает здесь Лукашина, - сказала Даша.

Все участники съемок начали выдвигать свои точки зрения на то, как именно должна смотреть Надя на Женю. Психологические разборы прервал режиссёр:

- Сбиваемся с графика. Еще один дубль!

Через 2.5 часа со съемками 2-минутной песни было покончено. Нужно было возвращаться к журналистским обязанностям. Сцену решили резать. Леша Мокряков, все это время стоявший на душной съемочной площадке в водолазке и пиджаке а-ля Лукашин, начал было протестовать. И все-таки от его роли осталась только одна фраза, отлично завершившая наш кино эксперимент: "Да, такого я ещё не видел".